gototopgototop

Mishmar.Info

.

Sunday
May 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная История Израиль Юдофоб Её Величества


Юдофоб Её Величества

Просмотров: 3385
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
сэр Бернард Лоу Монтгомери

   В своих мемуарах британский фельдмаршал Бернард Монтгомери большую часть посвящает битве под Эль-Аламейном (1942 г.), военным действиям в Европе (1943-1945 г.г.) и совсем мало - многолетнему пребыванию в Палестине. Между тем из многих источников, приведенных разными авторами, из опубликованных секретных документов английского МИДа, он предстает в не очень приглядном виде, когда, по крайней мере, в критических ситуациях выражал откровенно антиеврейские взгляды и осуществлял соответствующие действия.


   Бернард Лоу Монтгомери родился в Лондоне в 1887 году в семье епископа. Учился в школе Святого Павла и в Королевской военной академии, после чего поступил в королевский Уорвикширский полк. Характеризуя пребывание Монтгомери в том полку, Джон Киган и Эндрю Уиткрофт пишут, что он "...не слишком благочинно вел себя в полку, был неудержимым и недисциплинированным, и продолжал себя вести таким же образом став офицером (см. "Кто есть кто в военной истории", Лондон, 1999 г.).

   Монтгомери участвовал в Первой мировой войне, был ранен и, вернувшись в армию, находился на штабной работе.

   В 1930 г. Монтгомери был произведен в подполковники и направлен командовать батальоном. С 1931 г. начинается его служба в Палестине. Ему приходилось нередко наблюдать, как складывались отношения между арабами и евреями. То было время, когда не улеглись еще страсти после трагических событий 1929 года. Основной заботой батальона было пресечение ночных перестрелок между арабами и евреями. Этот батальон, как полагали, был достаточной силой для поддержания порядка в стране. А сам командир Монтгомери не терял зря времени, знакомился с достопримечательностями Иерусали ма и Бейт-Лехема, любовался его окрестностями и купался в Мертвом море. Любую возникавшую схватку между арабами и евреями командир батальона, не вдаваясь в причину, приказывал подавлять грубой силой, полагая, что этим удовлетворит политиков. Уже тогда в высказываниях Монтгомери чувствовалось скрытое раздражение против евреев. В своих мемуарах он пишет, что хотя накал терроризма несколько ослаб, но "имелись признаки того, что евреи становятся нетерпеливыми". И то, что вопрос откладывался, свидетельствовало, что спокойствие будет непродолжительным (имелось в виду разрешение на приобретение земли евреями ).

   Понимая, что политические решения по Палестине принимаются в Лондоне, Монтгомери порой ограничивался лишь замечаниями, касающимися помощи военных гражданским властям в поддержании порядка. Но он решительно выступал против увеличившейся иммиграции немецких евреев в Палестину после прихода нацистов к власти в Германии. Его больше всего беспокоило, что расселение прибывших евреев в различных городах и сельских районах может вызвать негативную реакцию арабов, приведет к беспорядкам и, следовательно, нарушит спокойный, размеренный ритм жизни военных.

   Его критика касалась главным образом местных властей, толерантности верховного комиссара Артура Уокопа, а также правительства за нерешительность и колебания. Истинные правители здесь, подчеркивал Монтгомери, евреи, его раздражал их лозунг: "Вы не посмеете коснуться нас". В своих докладных записках высшему военному командованию в Палестине он настаивал на политическом решении палестинского вопроса и требовал предоставления им, военным, большей свободы действий.

   "Если этого не произойдет, - заключал Монтгомери, - это может привести к войне с евреями. С армейской точки зрения это будет война против фанатичного врага, чьим оружием будут убийства, саботаж, поджоги".

   Арабский историк Альбер Хурани подтверждал:
"Верно то, что большинство английских чиновников на Ближнем Востоке находится в оппозиции к сионистской политике" (Г.Сакер, "История Израиля", т. 2).

   Весной 1936 г. в Палестине вновь вспыхнул арабо-еврейский конфликт, продолжавшийся значительное время. Арабы, отказавшиеся сотрудничать с властями и бойкотировавшие евреев, разрушали электростанции, перекрывали железнодорожные пути, подрывали нефтепроводы, совершали нападения на еврейские поселения. Призванный из Ирака офицер Фаузи аль-Каукджи возглавил так называемую добровольческую армию, действия которой приобрели не только антиеврейский, но и антибританский характер. Монтгомери вспоминал, что добивался получения армией и полицией директив по принятию эффективных мер. Это можно было бы понять, но при этом он не делал никакого различия между разбойниками-арабами и защищавшимися евреями.

   Как о личном успехе в налаживании обстановки Монтгомери рассказывал, как однажды, когда евреи закрыли магазины в знак протеста против жестких мер, установленных военными властями, он вызвал еврейских лидеров. Выяснив, что магазины были закрыты на день, он резко приказал продлить закрытие магазинов на неделю. Это якобы снизило накал политической демонстрации ("The memories of Field - marshal the Viscount Montgomery of Alamein K.J.".Обстановка в Палестине оставалась напряженной
   Обстановка в Палестине оставалась напряженной. Результатом этого были значительные людские жертвы (с апреля 1936 г. по март 1937 г. было убито 93 и ранено более 400 евреев), а также огромный материальный ущерб, нанесенный еврейскому имуществу. Позволяя себе критические замечания в адрес министерства по делам колоний, Монтгомери знал, что большое число правительственных чиновников разделяли его неблагожелательное отношение к евреям.

   Угроза распространения всеобщего хаоса в стране вынудила командование британских военных сил предпринять ряд мер против бандитских выступлений арабов.

   "Но войсками руководили люди Монтгомери. Хотя они добились кое-чего, но большого желания в этом у них не было" (Леонард Мосли, "Cideon Goes to War ". New -York , 1955).

   Летом 1937 г. в стране вновь обострилась обстановка. Покушение арабских террористов на британского окружного комиссара в Галилее вынудило англичан дать разрешение на увеличение легальных еврейских охранников. При этом британская администрация продолжала следовать своим традициям и считала "зачинщиками" беспорядков и евреев, и арабов. Монтгомери не скрывал своего недовольства организацией еврейских отрядов самообороны и их действиями.

   Не мог он примириться и с тем, что среди офицеров были люди, искренне сочувствовавшие сионистским устремлениям евреев. Среди таких сочувствовавших выделялся капитан Чарльз Орд Вингейт. По характеристике Хаима Вейцмана, этот "необычный и яркий человек" прибыл в Палестину в 1936 г. Его преданность идеям сионизма, которую он не считал нужным скрывать, вызывала недовольство военного командования.

   "Из всех незаурядных людей, - скажет о нем Игаль Алон, - капитан Вингейт был одним из самых ярких" (фото было сделано в Бирме в 1944г, незадолго до его гибели - ред.).

   Завоевав доверие у властей ишува, Вингейт установил связь с "Хаганой" и оказал помощь в формировании отряда для ночных действий. Он тренировал бойцов "Хаганы", учил, как противостоять арабским атакам, руководимые им бойцы мотоциклетного отряда охраняли нефтепровод Хайфа-Мосул на всем его протяженности, заставляли отступать арабских налетчиков. Попутно отметим, что из отрядов "Хаганы", руководимых Вингейтом, вышли позже видные израильские военачальники Игаль Алон и Моше Даян. Активные действия отряда Вингейта заслуживали поощрения, но Монтгомери с поощрениями не спешил. Более того, не выполнил своего обещания взять назад обидные слова в адрес солдат подразделения капитана Вингейта. Это и многое другое послужило основанием Вингейту заметить главе еврейской общины Моше Левину:

"Не возлагайте много надежд на англичан, в частности на Монтгомери".

   Ревностный сторонник сионизма, которому Вингейт хотел посвятить свою жизнь, не устраивал военное командование, и в 1939 г. он был отозван в Англию с отметкой о запрещении вновь бывать в Палестине. К этому руку приложил и Монтгомери. Историк Тревор Роэн отмечает, что если бы служба Монтгомери проходила в мирное время, то вряд ли он достиг таких высоких постов. Но сложилось так, что в конце 1938 года на Монти была возложена задача организации 8-й дивизии на севере Палестины, а затем он был назначен командиром 3-й дивизии в Англии вместо генерала Бернарда, направленного губернатором в Бирму. Перед отъездом из Палестины, Монтгомери в телеграмме в военное ведомство мандатной власти в Палестине предлагал усилить роль военных судов, сотрудничество армии и полиции.

   С началом Второй мировой войны в 1939 году Монтгомери возглавил 3-ю дивизию, которая участвовала в боях во Франции, а затем была эвакуирована из Дюнкерка. Имя Монтгомери становится известным после разгрома немецких войск Роммеля у Эль-Аламейна. Не умаляя значения разгрома армии Роммеля (в том числе для спасения еврейского населения Эрец-Исраэль), Монтгомери и словом не обмолвился о немалой роли ишува в достижении победы. Г.Сакер пишет:

   "Когда Роммель двинулся на Александрию летом 1942 года, англичане начали сооружать дополнительные укрепления в северной Палестине и Иудейских горах. Одновременно усилились военные приготовления сионистов. Широких масштабов достиг набор добровольцев в английскую армию и в резервы "Хаганы". Тогда же британские штабные офицеры приступили к формированию особых частей из отрядов "Пальмаха", чтобы противопоставить их растущей угрозе со стороны немцев.

   Успех 8-й армии в разгроме немецких войск у Эль-Аламейна во многом был обеспечен действиями саперных частей, которыми командовал генерал Фредерик Киш. Запамятовал Монтгомери, что в разное время войны в его армии 6 генералов-евреев возглавляли значительные боевые подразделения.

   После завершения военных операций в Северной Африке Монтгомери возглавил британские войска, высадившиеся в Сицилии и в Италии в 1943 году. В том же году британское правительство, наконец, согласилось на формирование в составе британских вооруженных сил еврейской бригады. Однако, как вспоминал Хаим Вейцман, "когда в результате длительных переговоров и проволочек была, наконец, создана Еврейская бригада, я попросил, чтобы Вингейт был в нее назначен. По причинам вполне известным, мне было в этом отказано. Идея создания еврейской боевой единицы никогда не пользовалась особой популярностью в министерстве обороны, а иметь еще в придачу во главе еврейской бригады такого архисиониста, как Вингейт, было для них вовсе непереносимым". (Х.Вейцман, "В поисках пути").

   "Непереносимым" это было и для командующего британскими войсками на европейском театре военных действий Монтгомери, который не забыл о своих противоречиях с Вингейтом в Палестине. Между прочим, в своих мемуарах фельдмаршал не упоминает об участии Еврейской бригады в составе британских войск в Европе.

   После окончания войны надежды уцелевших в Холокосте евреев на иммиграцию в Палестину натолкнулись на препятствия, чинимые английскими властями. Британская лейбористская партия, будучи в оппозиции, обещала полное выполнение сионистских целей, но, получив власть и столкнувшись с британскими интересами в арабском мире, она начала удивительно жесткие и грубые репрессии по отношению к палестинскому еврейству. Министр иностранных дел Бевин цинично предупредил евреев, уцелевших после Холокоста, "не высовывать голову" в поисках достижения своих целей. Г.Сакер приводит слова Бевина от 2 ноября 1945 года:

"Если евреи при всех своих страданиях хотят пролезть без очереди, это угрожает новой волной антисемитизма".

   Действия британских политиков поддерживались военными властями. Свое неприязненное отношение к сионизму Монтгомери, не скрывая, проявил, когда выступал против создания в освобожденных от немцев французских городах транзитных лагерей для перемещенных лиц, желавших уехать в Палестину.

   Призыв президента США. Г.Трумэна к британскому правительству разрешить иммиграцию 100 тысячам бывших узников нацистских концлагерей в Палестину был по сути отклонен правительством Эттли-Бевина. Этот недружелюбный акт вызвал волну возмущения в Эрец-Исраэль, где прошли демонстрации протеста и усилилось движение еврейского сопротивления. Летом 1946 года достигла пика напряженность в отношениях между английскими властями и евреями. 29 июня мандатные власти развернули карательные действия против организаций еврейского сопротивления, отстаивавших право на иммиграцию в Палестину. В историю ишува операция британских войск вошла как "черная суббота". Тысячи британских солдат при поддержке танков парализовали Эрец-Исраэль. Были арестованы многие члены Еврейского агентства. В ответ на это руководство "Хаганы", ушедшее в подполье, приняло решение об усилении борьбы. Был произведен взрыв гостиницы "Царь Давид" в Иерусалиме, где размещались учреждения мандатной администрации, совершены нападения на полицейские помещения...ИЕРУСАЛИМ
    В этой сложной обстановке в Палестину с целью ознакомления и поиска путей ослабления напряженности приехал в качестве представителя британского правительства Монтгомери, который к тому времени возглавлял генеральный штаб британских вооруженных сил. Описывая то время, Франк Гервази отмечал:

"...фельдмаршал сэр Бернард Монтгомери серьезно предлагал убийство всех еврейских лидеров, независимо от их политики".

   А ведь это был 1946 год. К этому времени весь мир знал об ужасах Холокоста и о британской политике в отношении еврейских беженцев в лагерях для перемещенных лиц в странах Европы, откуда им запрещалось иммигрировать в Палестину. Но Монтгомери это не волновало. Обратимся к его собственным записям:

"В результате нерешительности лейбористского правительства все больше ограничений касалось британских войск. Освобождение террористических лидеров (имелись ввиду лидеры еврейского Движения сопротивления ) привело не к упадку, а к усилению террора".

   Он был взбешен таким положением вещей и перед поездкой в Палестину встретился с премьером Эттли и сказал ему, "что смотрит на положение в Палестине с точки зрения правильного использования армии". Для убедительности он сослался на период довоенного своего пребывания в стране.

   По прибытии в Палестину, Монтгомери согласился с утверждением тогдашнего верховного комиссара Алана Коннингэма о том, что "евреи очень хитры и коварны". Хотя он был против открытого выступления английских войск, но предложил изолировать зачинщиков саботажа и довести положение до такого состояния, когда бы подпольные еврейские организации, потеряв терпение, выступили против англичан, что оправдало бы открытие военных действий. Речь шла о прямой провокации против еврейского Движения сопротивления. Одновременно Монтгомери требовал, чтобы палестинская юстиция утвердила смертную казнь против участников нелегальных воинских организаций.

   "Чем больше я размышлял над ситуацией в Палестине во время своего визита, тем меньше она мне нравилась", - признавался он.

   Пожалуй, в одном Монтгомери был прав: британские власти явно не желали выполнять взятые на себя обязательства страны-мандатория и не считались со стремлением палестинских евреев добиться своей государственности. Он целиком поддерживал министра иностранных дел Бевина, этого "британского Голиафа, в котором с предельной яркостью воплощались наиболее антисионисткие аспекты палестинской политики Англии" (Михаэль Бар-Зоар). Ближневосточная политика Бевина определялась двумя факторами: первым были нефть и нефтепроводы, вторым - геополитическая стратегиями. И в том, и в другом вопросах он встречал поддержку начальника генерального штаба британской армии Монтгомери.

   После исторического решения ООН в декабре 1947 года о разделе Палестины, военные стратеги и политические обозреватели начали рассматривать еврейское государство как мертвое дело. Не остался в стороне победитель при Эль-Аламейне, который поспешил доложить Эттли и Бевину, что "евреи допустили колоссальную ошибку и потеряли свое дело". Как писал, известный израильский дипломат, участник тогдашних событий в ООН, он обнаружил, что те, кто вначале поддерживал раздел, склонялись к поискам "альтернативных решений". Все, кто предлагали решение о разделе, были сейчас вовлечены в неопределенные отсрочки создания еврейского государства. Однако решение ООН о разделе Палестины поставило британское правительство перед необходимостью готовить вывод своих войск. Но, как пишет М.Бар-Зоар:

   "После тридцати лет мандата Англия завершала свое правление в Эрец столь отвратительно и подло, что сам Уинстон Черчилль восстал против "гнусной войны" Бевина с евреями Палестины".

   Так же, как и Бевин, "гнусную войну" с евреями Палестины поддерживал Монтгомери. Описывая ситуацию в стране в декабре 1947 года, Монтгомери сокрушался по поводу того, что евреи начали обеспечивать все тактические преимущества до завершения мандата, а арабы использовали время, чтобы собрать регулярные войска и подготовиться к предстоящему соперничеству с евреями после вывода британских войск в мае 1948 года. А с каким удовлетворением Монтгомери признается:

   "Как ни странно, борьба в Палестине между евреями и арабами принесла облегчение британским войскам, т.к. они перестали быть мишенью для атаки со стороны евреев. Мы перестали страдать из-за их нападений".

   А чего стоит следующая его запись:

"Войска были в основном заняты тем, что старались обеспечить справедливую сделку по отношению к обеим сторонам". 

   В качестве примера такой "справедливой" сделки Монтгомери рассказывает о событиях, имевших место в конце апреля 1948 года. Вечером 22 апреля пребывавший в состоянии паники Бевин позвонил Эттли и, поддавшись сообщениям из арабских столиц, сказал, что евреи перерезали в Хайфе более 20 тысяч арабов, а англичане не препятствовали этому. Бевин жаловался на то, что армия его "предала" и поставила в ужасное положение перед арабами. Эттли немедленно вызвал начальника генштаба Монтгомери и предложил предпринять экстренные меры. Получив также сведения, что евреи установили свой контроль над Яффо, единственным арабским портом в Палестине до 15 мая - срока вывода британских войск, Монтгомери из Лондона отдал распоряжение войскам и предупредил евреев, что если они попытаются захватить порт, то войска вынуждены будут освободить его и вернуть арабам.

   Неизвестно, какую награду получил Монтгомери за осуществленную 28 апреля операцию, когда войска и танки, поддержанные авиацией, были посланы в Яффо, "оттеснили евреев и вернули городу мир". Впоследствии Монтгомери неоднократно высказывал сожаление по поводу того, что вывод британских войск из Палестины ослабил позиции Англии на Ближнем Востоке, что "ослабела стратегическая позиция западного мира и борьба между Западом и Востоком. К тому времени мы потеряли и Индию". Сказывалась неизменность взглядов верного стража имперских устремлений.

   В июне 1964 года на вечере в Лондоне по случаю 77-летия, Монтгомери скажет о себе:

"Я хорошо знаю Эрец-Исраэль. Я боролся там с евреями против арабов и с арабами против евреев, чтобы сохранить мир. Трудно сказать, что я преуспел и в том, и в другом случае".

   Что ж, неплохая самооценка.

   Умер Монтгомери 24 марта 1976 года. Сообщая об этом, израильская пресса не сочла возможным сказать о нем доброе слово. Газета "Маарив" напомнила слова Орда Вингейта о том, что "на Монтгомери евреям нельзя надеяться ни в чем". Общеизвестно, что евреи всегда почитают умерших, но это почитание все-таки нужно заслужить своей жизнью.

фото в заголовке сатьи:
Северная Африка, ноябрь 1942г.
На танке - сэр Бернард Лоу Монтгомери, виконт Монтгомери Аламейнский, один из пяти иностранных кавалеров высшего советского ордена - Ордена "Победы". Ко всем его заслугам надо прибавить гибель десятков еврейских борцов за освобождение Эрец-Исраэль, к которой он был непосредственно причастен.


источник

AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!