gototopgototop


Террор пришел в Германию

09.07.2009 02:17 Александр МЕЛАМЕД Перекресток - Цивилизованный Мир
Просмотров: 4342
Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Их идеология почти идентична теориям «Аль-Каиды», их отношение к мировой сцене террора очевидно — в Германии формируется сеть исламистов, нацеленная на рекрутирование молодежи. Известен наставник и подстрекатель — имам лейпцигской мечети Хассан Даббах. Его фотографию вместе с рассказом о нем опубликовала недавно газета Die Welt. Отслеживая деятельность Хассана Даббаха в течение нескольких лет, специалисты уголовного розыска земли Саксония делают вывод: речь идет о «контактном лице для исламских экстремистов и бойцов джихада».


Однако имам — не просто главный связник. Есть документы, свидетельствующие о том, что он ссужает деньгами формирующиеся в Европе ячейки «Аль-Каиды» и что он причастен к событиям 11 сентября 2001 года в США и его участникам.

Причина радикальности взглядов имама известна: он — салафист. А салафисты выдают себя за представителей истинного ислама, которые ориентированы на строки Корана, главная из которых — убей неверного. «Идеология салафистов на 95 процентов совпадает с «аль-каидовской», подчеркивает Гвидо Штайнберг из берлинского центра по исследованию террориста — Фонда науки и политики.

Имам известен как духовный наставник исламистов, которые отбывают заключение в немецких тюрьмах. Да и на воле он славится не меньше, подбадривая на пятничных молитвах тех, кто решился уйти в рай, предварительно рванув на себе шахидскую взрывчатку. Если прибавить к тому же мнение исследователя ислама Ульрике Шпулер-Штегеманн, которая рассматривает лейпцигского подстрекателя, как «паука, который плетет свою сеть и умело дергает паутинки», то, как говорится: пора брать.

К этому, собственно, и готовит Die Welt общественное мнение: место имама — на скамье подсудимых. Там, где недавно сидел «чемоданный бомбардир из Кельна» Джозеф Мухаммед аль Хаджиб. 
В видеозаписи, сделанной на Кельнском вокзале 31 июля 2006 года, Джозеф, облаченный в форму немецкой национальной сборной по футболу, шагал по перрону с чемоданом, в котором лежала бомба. Джозеф вошел в вагон регионального поезда, отправлявшегося в Кобленц, как обычный пассажир, и только он один знал, что он — враг этого государства, который готовит смерть и раны людям, которые его окружали.

Окружало его, как затем было уточнено, 280 человек. Но им повезло. Бомбы не сдетонировали, так как в газовых баллонах оказалась никудышная по качеству смесь, которая не способна была вызвать взрыв. Адвокат, в частности, сказал суду, что это было вполне сознательное решение — не включать кислород в самодельные бомбы, а кислород — компонент, необходимый, чтобы вызвать взрыв, сообщает AFP.

Судья не согласился с мнением защиты, которая утверждала, что речь ввиду несовершенства конструкции шла не о бомбе, а лишь о ее макете, а разделил оценку федеральной прокуратуры, а та была убеждена, что «лишь недостаточные знания в химии предотвратили трагедию». Между тем подсудимый, который не выразил ни малейшего раскаяния в содеянном, заверял, что вполне осознанно способствовал тому, чтобы взрыва не случилось. Однако в лучшие намерения «чемоданного бомбардира из Кельна» никто не поверил.

Когда аль Хаджиба спросили, что явилось побудительным мотивом кельнского плана, он ответил: карикатуры на пророка Мухаммеда в европейских СМИ весной 2006 года, которые вызвали волну протестов во всем мусульманском мире. Выяснилось, что аль Хаджиб воспринимал себя как воина, который действует от имени Бога.

Еще один воин Аллаха. Председатель суда Оттмар Брайдлинг отметил, что подсудимый взял в качестве идолов Усаму бин Ладена и Абу Мусаба аль Заркави, уточняет ливанская газета The Daily Star.
Родители аль Хаджиба не знали о таких кумирах, думая, что сын учится в Германии на инженера и скоро вернется в Ливан дипломированным специалистом. Перед лицом закона Джозеф, однако, говорил о другом своем предназначении — после того, как затея с взрывом не удалась, он, по его словам, надеялся найти утешение в религии. Собственно, никто теперь не сможет воспрепятствовать ему в поклонении исламу, так как уже в самом начале процесса стало ясно, что тюрьмы ему не миновать.

Германия никогда не находилась в такой близости от исламистского удара — единодушное мнение прокуратуры и судей. Ганс-Георг Энгельке, глава антитеррористического подразделения федерального министерства внутренних дел, подтвердил это, сказав, что страна могла стать жертвой нападения «в любой момент».

Суд закончил 60-дневный марафон заседаний, выслушав показания 76 свидетелей. Сообщник Джозефа, 22-летний Хамад, тоже ливанский террорист, уже был осужден год назад, получив 12 лет заключения. Ему осталось сидеть 11, у Джозефа тюремные будни только начинаются: он получил пожизненное заключение, однако Deutsche Welle уточняет, что это выражение означает в Германии реальное наказание сроком в 15 лет; поскольку Конституционный суд ФРГ считает, что понятие «пожизненный срок» противоречит человеческому достоинству, наказание может быть продлено только в случае, если закон перестанет считать заключенного социально опасным. Так что, вполне вероятно, что террорист отметит свое 40-летие уже на воле.

Представители немецких СМИ, комментировавшие решение суда в Дюссельдорфе, отметили в своих репортажах, что маленький штурмовик, желая шокировать Германию, пытался манипулировать правовым государством. Его сравнили с убийцей родителей, который просит о милости на том основании, что он теперь сирота. Суд не пошел на поводу у ливанца-террориста, ясно ему продекларировав: тот, кто мастерит бомбы и прячет их в общественных местах (пусть даже они и не взрываются), лишен права на снисхождение и понимание его «невинных забав».

Комментируя приговор в Дюссельдорфе в телепрограмме «Утренний журнал» канала ZDF, государственный секретарь по внутренним делам Август Ханнинг отметил, что «немецкие учреждения, отвечающие за безопасность, бдительны». Разумеется, это не исключает вероятности подобных примеров в дальнейшем. Однако в ходе судебного расследования выяснилась любопытная деталь: о конструкции взрывного устройства «чемоданные бомбардиры» узнали из интернетовских сайтов. Знай мы о таких бомбовых инструкциях прежде, отметил А.Ханнинг, мы бы смогли предугадать кровавые намерения гораздо раньше.

На что ряд журналистов тут же ответил в том духе, а что, дескать, мешает соответствующим ведомствам осуществлять контроль за деятельностью экстремистских сайтов. 
Немецкие СМИ отметили: никакой самый правильный процесс и никакой самый суровый приговор не способны, к сожалению, воспрепятствовать преступной тенденции. Тех, кто после 11 сентября 2001 года берет в руки оружие, воображая себя мучеником во имя Аллаха, еще, к сожалению, немало. В зале судебного заседания их поздно перевоспитывать. Они приходят на скамью подсудимых убежденными в своей правоте. Должны применяться превентивные средства, убеждены немецкие СМИ.

Одну из причин радикализации ислама в Германии Райнхард Мюллер, редактор Frankfurter Allgemeine Zeitung, видит в ущемленном положении мусульман в Старом Свете. Здесь живут миллионы слабо интегрированных мусульман, и существуют известные ограничения по их перемещению: недостаточное знание языка, определенная настороженность окружающих. Но одно бесспорно: свободное государство должно давать его гражданам чувство защищенности. Это и есть надежный противовес организованной преступности, разновидностью которой является терроризм. Правовое государство должно реагировать правовыми инструментами.

Пока что борьба в Германии с исламским террором требует задействования огромных сил полицейского персонала, как это было в случае с саарландскими террористами, как условно называют эту операцию в федеральном министерстве внутренних дел.

Поясним, о чем речь. В последнее время полиция Германии получает по своим каналам сведения о росте численности мусульманских экстремистов за счет немцев, которые или прошли специальную подготовку в пакистанских лагерях или готовятся к таковой. Двое из трех арестованных в минувшем году — принявшие ислам немцы Даниэль С. из Саарланда и Фриц Г. из Нового Ульма. Вместе с гражданином Турции Адемом Й. — члены организации Исламский союза джихада (IJU). План их был прост: произвести значительные разрушения с максимально возможным числом жертв на военной базе в Рамштайне и в аэропорту Франкфурта-на-Майне.

С этой целью за 7 месяцев 2007 года запасли 730 кг перекиси водорода, создав основу для терактов, значительно превышающих размеры ущерба после взрывов в Мадриде и Лондоне. К примеру, в лондонском случае тротиловый эквивалент не превышал 5 килограммов. Легко представить себе размеры предотвращенного теракта, если учесть, что содержимое бочек позволяет произвести 550 кг взрывчатки в тротиловом эквиваленте. В сотню раз мощнее лондонского!

Этот кошмар был предотвращен благодаря спецконтролю за компьютерами и наблюдению за жилыми помещениями — то есть теми способами, о которых можно спорить, но и не признать их действенности в данной ситуации тоже невозможно. Так какие они, упреки со стороны общества полицейским — тяжелые и несправедливые, с точки зрения защищенных людей, или все же правильные, с точки зрения понимания прав личности. В саарландской операции принимали участие сотни полицейских (точное число до сих пор не обнародовано).

Оправданы ли такие расходы на безопасность, если учесть масштабы предотвращенного ущерба и, самое главное, числа жертв, или следует дать исламским экстремистам возможность использовать средства связи, доступ в аптеки и прочие блага европейского жития только потому, что они живут в свободной стране.

До сих пор, начиная с 11 сентября 2001 года, отмечает Райнхард Мюллер, в Германии нет анализа ситуации и разработанной на его основе программы защиты от терроризма и по борьбе с преступностью. Однако «государство должно идти в ногу с его врагами» и достойно отвечать на их вызовы, если же такое не происходит, то оно «становится с ними на одну ступень».

Это тем более важно, что в Германии все чаще стала проявляться тенденция, названная экспертами по безопасности «джихад с немецким акцентом».

Чтобы осуществить радикальные планы, исламисты рекрутируют в свои ряды европейскую молодежь, сообщает Hannоversche Allgemeine Zeitung, упоминая о том, что федеральное ведомство уголовной полиции объявило в международный розыск Эрика Брайнингера из Саара и его единомышленника Хусейна аль Маллу. Оба подозреваемых, как стало известно федеральной прокуратуре, завершив обучение в специальном лагере на афгано-пакистанской границе, находятся на пути в Германию и уже миновали Турцию и Балканы. Известно, пишет газета, что передвигаются они по грунтовым дорогам, чтобы не встречаться на скоростных трассах с полицейскими разных стран, у которых в руках есть их фотографии. Цель прибытия – организация террористических актов, о которых Исламский союза джихада (IJU) известил в своих интернет-посланиях. Оба они — приверженцы IJU, подготовлены к диверсионной работе.

Об Эрике Брайнингере, который с недавних пор стал Абдульгаффаром аль Альмани, известно немного. Учился средне, любил футбол. Никакой агрессии к одноклассникам не проявлял. Однако теперь, как мученик за веру, едет на родину с единственной целью — нанести как можно больше разрушений, уничтожить как можно больше неверных. Такова месть участвующего в джихаде миру за то, что он, этот мир, отказывается принять его веру и его планы.

Тенденция радикализации мусульманской общины Германии приводит к тому, что исповедующие ислам оказываются под подозрением как потенциальные террористы. Это отражается на перспективах трудоустройства. К примеру, после известных событий в Нью-Йорке, несмотря на отсутствие официальных распоряжений, мусульман перестали брать на работу в немецкие аэропорты. В каждом из них отныне видят воина Аллаха.

источник

Нравится
Теги:
AddThis Social Bookmark Button

Комментарии   

 
+1 #1 гость 09.07.2009 02:26
Корни исламского терроризма не в правовой незащищённости, а в идеологии джихада,в основе которого не законы правового общества,а инстинкты обезьянего стада.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи: