gototopgototop

Mishmar.Info

.

Tuesday
May 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная История Антитеррор Тайны спецслужб. Почему "МОССАД" не сумел ликвидировать Халеда Машаля


Тайны спецслужб. Почему "МОССАД" не сумел ликвидировать Халеда Машаля

Просмотров: 7380
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

       В эти черные дни, когда Израиль озабочен судьбой своих захваченных террористами сыновей, а обретающийся в Сирии Халед Машаль пытается навязать "сионистскому врагу" свои условия игры, многие наверняка вспомнили о том, как 25 сентября 1997 года сотрудники "Мосада" совершили покушение на этого "первого номера" ХАМАСа в столице Иордании Аммане. Эта попытка ликвидировать одного из руководителей палестинского террора закончилась тогда провалом: два агента "Мосада" были арестованы иорданскими властями, и в результате во имя примирения с королем Хуссейном Израиль не только спас жизнь Машаля, но и выпустил из своих тюрем десятки террористов, включая ныне покойного духовного лидера ХАМАСа шейха Ясина.

 

    Многие тогда обвиняли премьер-министра Нетаниягу в принятии безответственного решения, поскольку Машаль отнюдь не был фигурой, ради которой стоило так рисковать и портить отношения с Иорданией. Сегодня уже ясно, что если бы израильтянам тогда удалось добиться своей цели и Халед Машаль был сегодня мертв, многое в наших взаимоотношениях с палестинцами складывалось бы по-другому. И, таким образом, вопрос, прав или не прав был Биньямин Нетаниягу, когда отдавал указание о ликвидации Машаля, с повестки дня снят - он безусловно был прав. Но вот вопрос о том, кто именно виноват в провале той давней операции "Мосада", остался. И в силу странного совпадения, на прошлой неделе было разрешено рассекретить выводы комиссий, анализировавших действия Нетаниягу и "Мосада" летом и осенью 1997 года. И эти документы позволяют восстановить все детали операции по ликвидации Халеда Машаля.

                                                       "МНЕ НЕ НУЖНЫ ПЕШКИ!"

    Все началось 30 июля 1997 года, когда два террориста-смертника взорвали себя на иерусалимском рынке Махане Иегуда, унеся жизни 16 человек. Как удалось тогда установить израильским спецслужбам, оба террориста являлись членами ХАМАСа.В тот же день премьер-министр Биньямин Нетаниягу вызвал к себе руководителей "Мосада" и ШАБАКа для того, чтобы обсудить с ними, каким образом можно покончить с палестинским террором. Точнее, к тому времени, когда они вошли в его кабинет, у Нетаниягу уже был ответ на этот вопрос. Бывший майор спецназа ЦАХАЛа, не раз принимавшии участие в связанных со смертельным риском диверсионных операциях, он был убежден, что борьба с террором становится эффективной только в случае, если террористические организации лишаются своих лидеров, либо эти лидеры начинают чувствовать непосредственную угрозу своей жизни и "залегают на дно". И после теракта на Махане Иегуда Израиль должен был провести операцию, которая, с одной стороны, стала бы актом возмездия за этот теракт, а с другой, хотя бы на какое-то время обезглавила ХАМАС и заставила остальных его лидеров задуматься о том, как им жить дальше.


  - Причем необходимо сделать все, чтобы эта операция прошла как можно тише - без стрельбы, без взрывов и всего прочего, так, чтобы никто не мог даже заподозрить, что ликвидация проведена Израилем, - добавил Нетаниягу.
  На следующий день начальник оперативного отдела "Мосада" представил премьер-министру список видных деятелей ХАМАСа, которые могли бы стать "кандидатами на ликвидацию" - в основном, речь шла о тех, кто поставлял в Палестинскую автономию взрывчатку и оружие, предпочитая при этом жить в Австрии, Швейцарии и других самых спокойных странах Европы.
  Нетаниягу просмотрел список, скомкал его и выбросил в мусорную корзину.
  - Что вы мне принесли?! - возмутился он. - Мне не нужны пешки - мне нужны ферзи. Я хочу получить от вас список тех, кто непосредственно руководит ХАМАСом и отдает приказы о проведении терактов. И будьте добры его приготовить...


  Вскоре на стол перед премьер-министром лег список, в котором значились только четыре фамилии: глава политического бюро ХАМАСа Халед Машаль, его заместитель Мохаммед Низаль, а также Ибрагим Оша и Муса Абу-Марзук. Ключевой фигурой в этом списке на тот момент был Абу-Марзук, но он был обладателем американского гражданства. Осуществить покушение на Абу-Марзука означало еще больше осложнить отношения с американцами, которые у Нетаниягу и без того были из рук вон плохими. И таким образом, в качестве объекта проведения первой операции возмездия был выбран именно Халед Машаль.
  Планирование и проведение покушения было возложено на возглавляемую Михаэлем (Мишкой) Бен-Давидом группу "Кейсария", уже успевшую прекрасно зарекомендовать себя в деле ликвидации Фатхи Шкаки на Кипре, а также в ряде других операций "Мосада", которые пока не подлежат разглашению.


  И Мишка Бен-Давид стал ломать голову над тем, каким же образом ему выполнить столь мудреный приказ - убрать Халеда Машаля так, чтобы никто не заподозрил, что это сделал Израиль, более того - чтобы это выглядело как естественная смерть.
  Направив в Амман, где тогда обретался Машаль, двух опытных агентов, Бен-Давид вскоре получил от них подробные сведения о его распорядке дня, маршруте передвижения с работы на работу, наиболее посещаемых им местах и т.д. Затем он обратился к специалистам,чтобы те подсказали, как можно инсценировать "естественную смерть".

   Среди них были и сотрудники биохимической лаборатории "Мосада", которые рассказали о том, что им недавно удалось создать яд, попадание нескольких капель которого на любой участок тела человека приводит к потере им сознания, впадения в кому, а затем и смерти. При этом следы яда практически невозможно идентифицировать всеми существующими сегодня методами анализа крови. В общем, все выходило почти по Пушкину: "И человек без боли в животе, без всяческих страданий умирает".


  Новая "игрушка" израильских биохимиков пришлась Бен-Давиду и его товарища^ по душе, и они начали разрабатывать план отравления Машаля этим ядом. План заключался в следующем: два сотрудника "Мосада", которые прибудут в Иорданию под видом иностранных туристов, как бы случайно подойдут к Халеду Машалю сзади, и один из них - опять-таки, вроде бы совершенно случайно или в штуку - плеснет на него из баночки кока-колой, а второй в это время прыснет ему на шею несколько капель яда. Таким образом, все будет выглядеть как обычное уличное происшествие - ну расплескалась у человека по дороге кока-кола, и никто не заподозрит, что вместе с ней Машаль получил и смертоносный яд.

   Сразу после этого агенты "Мосада" должны будут скрыться на поджидающей их в стороне машине. Ну а на тот случай, если капли этого яда попадут на самих агентов "Мосада", биохимики приготовили для них антидот, почти мгновенно снимающий действие страшного изобретения.


  После того как этот план был разработан, агенты "Мосада" приступили к репетициям, которые происходили в основном на главных улицах Тель-Авива, где они то и дело расплескивали баночки кока-колы на случайных прохожих или посетителей кафе...
  Тем временем 4 сентября 1997 года в Иерусалиме грянул следующий теракт -на этот раз на улице Бен-Иегуда. Как вскоре выяснилось, за этим терактом тоже стоял ХАМАС.


  С бледным, как мел, то ли от боли, то ли от гнева, лицом премьер-министр Нетаниягу направился в больницу навещать раненых и там же провел первую после этого теракта пресс-конференцию.
  - Никто из тех, кто послал убийц в Иерусалим, не уйдет от ответа. Клянусь вам, они заплатят за это злодеяние своими жизнями! - сказал тогда Нетаниягу, а вернувшись в канцелярию, немедленно позвонил заместителю главы "Мосада" Дани Ятому и потребовал ускорить операцию по ликвидации Халеда Машаля.


  И 21 сентября шесть членов группы "Кейсария" выехали в Иорданию. Из них только Мишка Бен-Давид прибыл в эту страну под своей фамилией и с израильским паспортом. Но так как двое агентов въезжали в Иорданию второй раз, им пришлось отказаться от своих поддельных, крайне надежных и многократно проверенных документов. Вместо этого им выдали изготовленные в страшной спешке канадские паспорта на имя Шона Каделя и Бари Бидеса.
  В Аммане израильтяне сняли номера в гостинице "Интерконтиненталь", арендовали машину и сотовые телефоны и стали готовиться к решающей части операции.

                                                       ЧТО ТАКОЕ НЕ ВЕЗЕТ...

  Впоследствии внутренняя комиссия "Мосада", анализировавшая причины провала этой операции, пришла к выводу, что одной из них стало отсутствие достаточного времени на ее тщательную подготовку. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу оказывал слишком сильное давление на руководство "Мосада" с тем, чтобы эта операция была произведена как можно скорее. А между тем, если уж он и в самом деле хотел, чтобы ликвидация прошла как можно тише, ему следовало бы дать на ее подготовку хотя бы полгода, а то и восемь-десять месяцев, в течение которых агенты "Мосада" неотступно следовали бы за "объектом" и знали о нем абсолютно все. К сожалению, всего о Машале в "Мосаде" не знали, и это незнание в итоге и привело к первым сбоям в выстроенном Бен-Давидом плане...


  25 сентября в 10:35 Халед Машаль подъехал к зданию, где размещалась благотворительная организация, в которой он официально работал. В этот момент двум агентам дается приказ начать операцию, и теперь уже ничто не в силах ее отменить - они сами отключают все каналы связи с ними, чтобы потом, в случае провала, никто не мог выйти на их товарищей и командира.


  Согласно плану, когда Машаль войдет в расположенный в этом здании небольшой пассаж, они должны последовать за ним, и именно так поначалу все происходит. Однако сотрудники "Мосада" не знали, что иногда Машаль выезжает из дому вместе с детьми, которых шофер, доставив шефа на работу, потом должен отвезти в детский сад. И, как оказалось, в тот день в машине, кроме Машаля и его шофера, находились дети. Когда главарь террористов вошел в пассаж и сотрудники "Мосада" двинулись за ним следом, его маленькая дочь выскочила из машины с криком "Хочу к папе!" и побежала за ним. Шофер Машаля бросился догонять девочку, и когда они подбежали к пассажу, заметил, что за его боссом движутся двое мужчин, показавшихся ему подозрительными. Он крикнул шефу, чтобы тот был осторожен. Машаль обернулся на этот крик, и в это время один из мужчин плеснул ему в лицо кока-колой, а второй прыснул чем-то из газового баллончика. Так как он обернулся, то капли яда попали ему не на шею, как планировалось, а в ухо. В сущности, это ничего не меняло, за исключением одного - Машаль заподозрил неладное и стал звать на помощь.


  Агенты "Мосада" бросились бежать, но призыв о помощи услышал курьер ХАМАСа Мохаммед Абу-Сиаф, оказавшийся в это время в том же пассаже совершенно случайно. Прошедший подготовку в лагерях афганских моджахедов, отлично подготовленный физически и хорошо знакомый с разными системами рукопашного боя, Абу-Сиаф бросился в погоню за двумя "туристами". Увидев, что они сели в машину, он запомнил ее номер и побежал следом.


  И вот тут агенты "Мосада" допустили вторую ошибку: они остановили машину, чтобы нейтрализовать преследователя. Абу-Сиаф, уверенный в том, что с легкостью справится с двумя соперниками, вскоре получил от одного из них такой удар, что замертво свалился на землю. Казалось, сейчас израильтянам нужно было спешно бежать с места происшествия, но вместо этого они решили задушить Мохаммеда Абу-Сиафа, чтобы убрать ненужного свидетеля, - и это было их третьей ошибкой. Во-первых, потому, что на возню с Абу-Сиафом они потратили драгоценное время, а во-вторых, вид иностранцев, избивающих араба в центре Аммана, привел прохожих в ярость, и они вызвали полицию.


  Двое "туристов" предъявили прибывшему на этот вызов полицейскому канадские паспорта и рассказали ему, что этот араб сам ни с того ни с сего напал на них и даже порвал одному из них рубашку. Но полицейский, выслушав эти объяснения, тем не менее велел следовать за ним в участок, чтобы там разобраться в происшествии. По пути в участок у агентов "Мосада" появилась еще одна возможность сбежать, но они ею не воспользовались, - и это была их четвертая ошибка. Как агенты потом объяснили начальству, они рассчитывали на то, что их документы выдержат проверку.


  В полиции им было предоставлено право на один звонок родственникам, и они, само собой, позвонили по условленному номеру и сообщили своему руководству, что находятся в иорданской полиции...
  А дальше произошло самое неприятное: иорданские полицейские вызвали в участок канадского консула. Тот встретился с двумя туристами, стал расспрашивать их о том, где именно они жили в Канаде, в какой школе учились и т.д. и, наконец, выйдя к начальнику полиции, сообщил: "Кто они такие, я не знаю. Но они не канадцы - это точно..." К этому времени иорданские полицейские уже знали о нападении на Халеда Машаля, и до них дошло, что на самом деле произошло...

                                                   И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ...

  Сообщение о провале покушения на Халеда Машаля пришло в "Мосад" как раз в тот момент, когда Биньямин Нетаниягу проводил рабочую встречу с руководством этой организации. Разумеется, повестка дня была мгновенно изменена, и теперь все участники совещания сосредоточились на вопросе о том, что делать с попавшими в руки иорданцев агентами. Точнее, сначала нужно было подумать о том, как предотвратить провал и арест тех сотрудников, которые еще находились на свободе. И Мишке Бен-Давиду и всем членам его группы было дано указание немедленно укрыться на территории израильского посольства. Затем Нетаниягу лично позвонил королю Иордании Хуссейну и попросил его в срочном порядке принять замначальни-ка "Мосада" Дани Ятома. Хуссейн, еще ничего не знавший о покушении на Машаля, ответил согласием, и Ятом вылетел в Амман. Здесь, во дворце иорданского монарха, он честно рассказал ему обо всех деталях операции "Мосада" и ее провале и когда он закончил рассказ, король, не говоря ни слова, вышел из зала, дав понять, что аудиенция окончена.


  Эхуд Ятом понял, что дело плохо: если Халед Машаль умрет, двух израильских агентов приговорят к смертной казни. И тогда он вспомнил об имеющемся у Мишки Бен-Давида антидоте. Но прежде чем принять какое-либо решение, он позвонил в Израиль и рассказал, что король в бешенстве и что дело пахнет крупными дипломатическими неприятностями. А также, похоже, Хуссейн точно не собирается отпускать из тюрьмы двух агентов "Мосада".


  Тогда в Иорданию в спешном порядке вылетели премьер-министр Биньямин Нетаниягу и хорошо знавшие короля Хуссейна министр национальных инфраструктур Ариэль Шарон и тогдашний глава "Мосада" Эфраим Халеви. Итогом их переговоров и стало освобождение Израилем шейха Ахмеда Яси-на и десятков других палестинских заключенных. Ну а что касается Халеда Машаля, то, согласовав свои действия как с Нетаниягу, так и с иорданцами, Дани Ятом снова позвонил Бен-Давиду.
  - Антидот еще у тебя? - спросил он.
  - Да, хотя я собирался его выбросить - все-таки улика! - ответил Бен-Давид.
  - Сейчас ты спустишься вниз, где тебя будет ждать капитан иорданской разведки. Вы вместе поедете в больницу, где ты дашь этот антидот Халеду Маша-лю, - сказал Ятом.


  К этому времени жизнь Халеда Машаля уже висела на волоске: он находился без сознания, не мог самостоятельно дышать и был подключен к системам искусственного жизнеобеспечения. Влитое ему в рот противоядие начало оказывать'свое спасительное воздействие мгновенно, и уже к утру жизнь и здоровье одного из главарей ХАМАСа были вне опасности.
  А между тем, как много дали бы сегодня и в ЦАХАЛе, и в ШАБАКе, чтобы этот человек был мертв...

                                                              ВОЗВРАЩЕНИЕ

  Дани Ятом и Мишка Бен-Давид вернулись в Израиль глубокой ночью, но все сотрудники "Мосада" были в этот поздний час на своих рабочих местах - всем не терпелось узнать подробности произошедшего. В течение последующих лет по следам этого самого драматичного провала "Мосада" было создано три комиссии: комиссия Йосефа Чехановера, возникшая по непосредственному указанию премьер-министра Биньямина Нетаниягу, комиссия кнессета по иностранным делам и обороне и внутренняя комиссия "Мосада". Все они обнаружили при планировании и осуществлении операции немало просчетов. Например, один из них заключался в том, что репетиция операции с расплескиванием кока-колы проводилась в Тель-Авиве, а не в каком-нибудь арабском населенном пункте, в то время как реакция тельавивцев на подобную неприятность, вне сомнения, отличается от реакции арабов.
  Но при этом ни одна из комиссий не подвергла сомнению оправданность самого покушения на Халеда Машаля. Этот человек должен был умереть. И, как мы понимаем это сегодня, очень жаль, что этого тогда не произошло

                                                                                                                    источник

AddThis Social Bookmark Button

Комментарии   

 
0 #1 пишу научную работуКсения 28.11.2009 09:58
Все это интересно. Я занимаюсь научной деятельностью в сфере международной экономики. Буду очень признательна за любую информацию о влиянии локальных конфликтов на экономическое развитие региона. Особенно статистике которая позволила бы выявить корреляционные связи между конфликтом и темпом роста ВВП. :-)
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!