gototopgototop

Mishmar.Info

.

Monday
Apr 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная История Антитеррор Тайны спецслужб. Операция "Преподношение" 1968 год.


Тайны спецслужб. Операция "Преподношение" 1968 год.

Просмотров: 5912
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

                       “…Мы просто не имеем права оставить эту террористическую вылазку без ответа!..”. 
                                                Премьер-министр Израиля Леви Эшколь. 

    26 декабря 1968 года в 11:30 в Афинском международном аэропорту совершил посадку прибывший из Бейрута пассажирский самолёт авиакомпании “Air France”. Никто не обратил внимания на двух молодых людей арабской внешности, спустившихся по трапу вместе с остальными пассажирами. Как выяснилось позже, ими оказались боевики палестинской террористической организации НФОП (Народный Фронт Освобождения Палестины) 19-летний Тахер Хусейн Ямани (Taher Husein Yamani) и 25-летний Махмуд Мхаммад Исса (Mahmud Mhammad Issa). 



    В 60-х годах ХХ века, до начала массовой волны угонов самолётов, на международных авиалиниях не производился досмотр пассажиров и их багажа. Воспользовавшись этим, молодые люди беспрепятственно прошли в зал ожидания, пряча под длинными куртками автоматы Калашникова. Устроившись в креслах, они поставили на пол большие кожаные сумки, внутри которых под тонким слоем одежды были уложены ручные гранаты и запасные автоматные магазины. 

   В это же время в аэропорту готовился к вылету“Боинг-707” израильской авиакомпании “EL-AL”, следовавший рейсом № 253 Тель-Авив – Афины – Париж – Нью-Йорк. Согласно лётному графику, израильский авиалайнер должен был пробыть в Афинах не более часа, провести дозаправку и принять на борт дополнительных пассажиров, летящих в Париж. Дождавшись начала посадки на израильский авиалайнер, двое террористов присоединились к пассажирам и заняли места в автобусе, следующем к трапу самолёта. Однако, на этот раз угон самолёта в планы террористов не входил. Улучив удобный момент, они незаметно отделились от остальных пассажиров и укрылись возле машин технического обслуживания аэропорта. 

    Когда “Боинг” стал выруливать на взлётно-посадочную полосу, террористы покинули своё временное укрытие и с расстояния около шести метров принялись расстреливать самолёт. В это время на борту находилось 37 пассажиров и 11 членов экипажа. Одна из первых пуль террористов пробив иллюминатор, попала в голову пассажира. Им оказался 50-летний морской инженер из Хайфы Лион Ширдан. От полученного ранения он скончался практически мгновенно. Поняв, что на авиалайнер совершено террористическое нападение, израильские пилоты, вместо того, чтобы заглушить двигатели, стали набирать обороты, стараясь вывести самолёт из-под обстрела. Тогда один из террористов стал бросать в сторону израильского “Боинга” ручные гранаты, одна из которых разорвалась прямо под крылом самолёта. Лишь по счастливой случайности топливные баки не воспламенились. В противном случае огонь не только поглотил бы пассажиров и членов экипажа, но и моментально перекинулся бы на соседние гражданские самолёты, ожидавшие своей очереди на взлёт. 

   Тем не менее, один из двигателей всё же загорелся, и огонь с большой скоростью стал распространяться по фюзеляжу авиалайнера, угрожая в любой момент прорваться в пассажирский салон. Ситуация складывалась критическая. Решение необходимо было принимать тут же, не раздумывая. Желая освободить пассажиров из огненной ловушки, 21-летняя бортпроводница Хана Шапира  проявила инициативу и, не ожидая приказа командира корабля, открыла входной люк, попав прямо под автоматную очередь. Одна из пуль раздробила ей бедро, другая прошла навылет, через лёгкое. Стараясь спастись от огня, пассажиры, не дожидаясь прибытия трапа, стали выпрыгивать прямо на ходу, на бетонную площадку, рискуя получить тяжкие увечья или попасть под шквальный огонь палестинских террористов. Лишь по счастливому стечению обстоятельств удалось избежать дополнительных жертв. 

   С начала атаки прошло не менее 20 минут. За это время террористы успели израсходовать практически весь свой боезапас, превратив пассажирский самолёт в решето. В этот момент на взлётное поле выбежали греческие полицейские. Как выяснилось потом, у них даже не оказалось при себе оружия. Несмотря на это, полицейские рискуя жизнями самоотверженно бросились на террористов. Тахер Хусейн Ямани, увидев приближающихся полицейских, выбросил автомат и, достав из-под куртки большой палестинский флаг, стал размахивать им, выкрикивая на арабском и английском языках про-палестинские и антиизраильские лозунги. Махмуд Мхаммад Исса, последовал примеру своего товарища и так же избавился от автомата. Вместе с тем, во время ареста, он оказал яростное сопротивление. Террорист был достаточно высокого роста и обладал большой физической силой. Греческим стражам порядка пришлось в буквальном смысле, повиснуть у него на руках и ногах, чтобы повалить его на землю и сковать наручниками.

   На допросе оба террориста не отрицали своего членства в палестинской террористической организации “НФОП”, вели себя развязано, с улыбками рассказывая обо всех деталях подготовки нападения. По большому счёту, террористам не было смысла скрывать свою принадлежность к организации. Сразу же после этой бандитской вылазки, представители НФОП выступили по двум арабским радиостанциям, вещавшим из Бейрута и Каира, взяв на себя ответственность за совершение теракта в Афинском Международном аэропорту. Угрожая целой волной терактов, они потребовали от греческих властей немедленно освободить двоих захваченных боевиков и предоставить им возможность беспрепятственно покинуть страну. 

      Краткая справка. 
    Народный Фронт Освобождения Палестины (The Popular Front for the Liberation of Palestine) или НФОП, был официально основан в декабре 1967 года как левая террористическая организация, взявшая на вооружение “китайскую модель” марксистско-ленинской идеологии. В декабре 1967 года три более мелкие организации (“Юные Мстители”, “Герои Возвращения” и “Фронт Освобождения Палестины”) объединились вокруг Джорджа Хабаша, создав, в противовес арафатовскому национально-буржуазному ФАТХ, основную политическую организацию рабочего класса Палестины. 

   На первом же съезде НФОП его генеральным секретарём единогласно был избран доктор Джордж Хабаш, основной политический соперник Ясира Арафата. 

    В программе фронта один из главных пунктов гласит: “…Основной целью НФОП является освобождение всей Палестины и основание демократического социалистического палестинского государства…”.

    НФОП одним из первых стал использовать террористические акты с целью привлечения внимания мирового сообщества к палестинской проблеме. Организация почти полностью состоит из арабов-христиан. Выделяется на фоне остальных палестинских террористических организаций крайним экстремизмом, высоким профессионализмом и масштабностью проводимых международных террористических операций, среди которых, безусловно, наиболее яркими и заметными стали захваты самолётов. НФОП пользовался поддержкой СССР.

   Несмотря на жёсткое соперничество с ФАТХ, НФОП уже в 1970 году присоединился к Организации Освобождения Палестины. 

   Теракт в международном аэропорту, казалось, на некоторое время парализовал греческие власти. Никто до этого момента не мог предположить, что арабо-израильский конфликт выплеснется на территорию тихой благополучной Греции. Немедленно после того, как стало известно о нападении террористов на израильский авиалайнер, для обеспечения безопасности иностранных граждан к району аэропорта были стянуты крупные силы армии и полиции. На место трагедии выехали члены греческого правительства в полном составе, включая премьер-министра. Известия об очередном теракте затмили остальные мировые новости. Общественный резонанс оказался настолько громким, что это не могло не вызвать восторга руководства НФОП. Именно такую цель преследовали палестинские террористы, планируя нападение на израильский. Как позже вспоминала известная палестинская террористка Лейла Али Халед (Leila Ali Khaled), таким способом НФОП пыталось привлечь внимание мировой общественности к существованию палестинской проблемы. 

     В тот же день в кабинете премьер-министра Израиля Леви Эшколя (Levi Eshkol настоящее имя - Лев Школьник) состоялось экстренное совещание высших руководителей силовых структур. Премьер был в ярости. “Мы просто не имеем права оставить эту террористическую вылазку без ответа!” – заявил Эшколь. В сложившейся ситуации, по его мнению, Израиль просто обязан был провести ответную показательную акцию устрашения. 

    Поскольку террористы, совершившие нападение на израильский самолёт прибыли в Афины из Бейрута, в качестве одного из возможных вариантов, было предложено высадить десант в Бейрутском международном аэропорту и провести показательную диверсию, на глазах тысяч людей, находившихся в пассажирском терминале. По большому счёту, высадка спецназа в Бейрутском аэропорту планировалась уже на протяжении последних шести месяцев. Такая идея возникла сразу после того, как 23 июля 1968 года группа палестинских террористов захватила в воздухе пассажирский самолёт авиакомпании “EL-AL” и посадила его на территории Алжира. Первоначальный план подразумевал только высадку спецназа и угон нескольких пассажирских самолётов арабских авиалиний. Однако события 26 декабря 1968 года внесли существенно изменили планы израильского правительства. В тот же день, когда боевики НФОП совершили нападение на израильский авиалайнер, на северной базе ВВС Израиля “Рамат Давид” были сконцентрированы крупные силы ВДВ. Планирование и общее руководство операцией возмездия было возложено на командующего ВДВ Израиля бригадного генерала Рафаэля (Рафуля) Эйтана (Rafael “Raful” Eitan. Настоящее имя - Рафаэль Орлов. Происходит из рода русских субботников). 

    Во второй половине дня 26 декабря, Рафуль вошёл в канцелярию главы правительства, где кроме самого премьера его уже ожидали министр обороны Моше Даян (Moshe Dayan), руководители спецслужб, а также начальник Генштаба генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев (Haim Bar-Lev) и несколько министров. На подготовку и осуществление акции, получившей символическое кодовое название, которое можно перевести на русский как “Преподношение”, отводилось не более 48 часов. Задача была поставлена предельно чётко и жёстко. Не позднее исхода субботы, 28 декабря, Бейрутский международный аэропорт должен быть погребен под обломками арабских пассажирских самолётов. Вместе с тем, отметил Эшколь, во время проведения диверсии ни при каких обстоятельствах не должны пострадать гражданские лица.

    Первым делом Рафуль внимательно изучил аэрофотоснимки, а также побеседовал с людьми, которым неоднократно приходилось бывать в ливанском аэропорту, чтобы прояснить для себя общую картину. Аэропорт находился в двух километрах от ливанской столицы и на снимках, сделанных с большой высоты, походил на гигантские ножницы, почти вплотную упирающиеся в береговую черту. Две взлётно-посадочные полосы сходились в пересечении под острым углом, в самом центре которого был возведён огромный пассажирский терминал. На северо-западной и юго-восточной окраинах аэропорта располагались огромные ангары, ремонтные и технические сооружения. Выполнение задания несколько облегчалось тем, что Бейрутский аэропорт располагался в непосредственной близости от берега Средиземного моря.

 

   Агентура “Моссада”, действовавшая на территории Ливана, сообщала о том, что охрана аэропорта состоит из 90 охранников, несущих службу в три смены. Можно было предположить, что израильскому десанту будет противостоять не более 30 человек, вооружённых, главным образом, пистолетами. Основные силы армии и полиции были сосредоточены в самом Бейруте, однако, их вмешательство было маловероятно, поскольку на сборы им требовалось не менее получаса. Именно поэтому всю операцию следовало провести за 30 минут. Гораздо большие опасения у Эйтана вызывали ливанские коммандос. Их казармы располагались в трёх километрах от аэропорта и, в случае тревоги, они могли прибыть на место в течение пяти минут. Что же до ливанских ВВС, преимущество израильтян в воздухе было столь неоспоримым, что нападение с воздуха можно было вообще не рассматривать в качестве серьёзной угрозы. 

   Ближе к вечеру Рафуль отправился в аэропорт “Бен-Гурион”, чтобы лично изучить конструкцию тех типов самолётов, какие в это время находились в Бейрутском аэропорту. Необходимо было найти в них самое уязвимое место, чтобы выяснить, куда именно следует крепить взрывчатку. После консультаций со специалистами, Рафуль решил, что к каждому самолёту необходимо присоединить два взрывных устройства. Одно под крылом, возле бака с горючим, другое – у передних шасси. Эйтан хотел быть уверенным в том, что каждый самолёт, на который его бойцы потратят драгоценные минуты, будет уничтожен. Даже если повреждения от взрывов окажутся незначительными, возгорание баков с горючим должно было довершить дело. 

   На следующее утро Эйтан прибыл в канцелярию главы правительства и изложил Моше Даяну и Леви Эшколю план операции “Преподношение”:

1. Весь аэропорт разделялся на 3 района действия: “западный сектор”, “восточный сектор” и “центральный сектор”, включающий в себя пассажирский терминал и технические здания. В каждом секторе будет действовать группа спецназа, состоящая из 20-22 бойцов. 

2. Отряд, состоящий из 22-х бойцов “Сайерет Маткаль”, под командованием командира подразделения Узи Яири (“группа Узи”), высадится с вертолёта в северной части западной взлётно-посадочной полосы. “Группа Узи” должна уничтожить все самолёты арабских авиакомпаний, находящиеся в “западном секторе”. После выполнения поставленной задачи “группа Узи” соединится с основными силами воздушного десанта, и выйдет к точке эвакуации “Лондон”, расположенной на пересечении двух взлетно-посадочных полос. 

3. Второй отряд, состоящий из 20 бойцов “Сайерет Маткаль”, под командованием заместителя командира подразделения, майора Менахема Дигли (“группа Дигли”), должен высадиться с вертолёта в южной части посадочной площадки пассажирского терминала. Перед “группой Дигли” поставлена задача, уничтожить все пассажирские самолёты арабских авиакомпаний, находящиеся перед пассажирским терминалом. После выполнения задания, “группа Дигли” отойдёт к точке общего сбора “Лондон” и займёт оборонительные позиции, вдоль береговой полосы, на случай вынужденной эвакуации морским путём. 

4. Третий отряд, состоящий из 22 бойцов спецназа 35-й воздушно-десантной бригады, под командованием капитана Негби (“группа Негби”), должен произвести высадку с вертолёта в южной конечности восточной взлётно-посадочной полосы и уничтожить все самолёты арабских авиакомпаний, находящиеся в “восточном секторе”. После выполнения задания “группа Негби” должна отойти к точке общего сбора “Лондон”. 

5. Командиру отряда вертолётов подполковнику Элиэзеру (Чита) Коэну, находящемуся в лёгком вертолёте вместе с врачом, офицером ВДВ, а также авиамехаником (“группа Чита”), предписывалось с воздуха заблокировать все подходы к аэропорту с востока и севера.

6. Самолёты будут уничтожаться приведением в действие двух взрывных устройств средней мощности, чтобы не поставить под угрозу силы десанта. Первое взрывное устройство будет размещено на шасси, второе на одном из крыльев самолёта, возле баков с горючим. Не исключается возможность уничтожения сразу нескольких самолётов, одним, более мощным взрывным устройством, при условии, что они будут находиться на достаточно близком расстоянии друг от друга. Взрывы будут производиться при обязательной стопроцентной гарантии того, что самолёты неарабских авиакомпаний не пострадают. 

7. Предусмотрено три варианта отхода десанта, в зависимости от развития событий:
   1) Все группы после выполнения своей части операции должны выйти к точке “Лондон”, где их уже будут ожидать три десантных вертолёта
   2) С точки “Рим” находящейся на побережье, недалеко от аэропорта, отход будет производиться посредством ракетных катеров ВМФ Израиля. В задачу “Шайетет-13” входит прикрытие основных сил десанта во время погрузки на ракетные катера. 
   3) С главной взлётно-посадочной полосы Бейрутского Международного аэропорта, куда должны приземлиться два военно-транспортных самолёта ВВС Израиля. 

8. В случае форс-мажорных обстоятельств, если во время проведения операции объединённый воздушный десант постигнет катастрофа, для оказания помощи в районе аэропорта высадится отряд морских коммандос “Шаетет-13” или 36 бойцов пехотного полка, готовые к отправке на северной базе ВВС “Рамат Давид”. 

9. Время, отведенное на проведение операции, 30 минут с момента взлёта первого вертолёта и до посадки последнего вертолёта на базу ВВС Израиля “Рамат-Давид”. 

10. Общее командование операцией осуществляется полевым штабом, в состав которого войдут командующий ВДВ Израиля бригадный генерал Рафуль Эйтан, офицеры ВДВ и военной разведки, а также 12 бойцов спецназа ВДВ. 


    К вечеру 28 декабря 1968 года всё было готово к началу операции “Преподношение”. Начало высадки спецназа в Бейрутском аэропорту было назначено ровно на 22:00. Однако от ливанской агентуры “Моссада” поступило срочное донесение, заставившее командование пересмотреть сроки и начать операцию раньше на 45 минут. Агенты “Моссада”, находившиеся в это время в пассажирском терминале сообщали о том, что в 21:15 в ливанском аэропорту будет намного больше пассажирских самолётов арабских авиалиний. Если начать высадку не в 22:00, как планировалось изначально, а в 21:15, акция возмездия достигнет большего эффекта. 

   В 20:37 десантные вертолёты и штурмовые вертолёты прикрытия поднялись в воздух с базы ВВС “Рамат Давид” и двинулись в сторону моря. Пересекли Хайфский залив и резко повернули на север, в сторону Ливана. Летя на высоте 800 метров, в 12 километрах от Рош а-Никра вертолёты выстроились в боевой порядок. По мере приближения к ливанскому берегу, вертолёты снизились до 300 метров над уровнем моря, стараясь избежать обнаружения локаторами наземной диспетчерской службы аэропорта. 

   Несмотря на тёмное время суток, ярко освещенный Бейрутский аэропорт можно было легко видеть за несколько километров.К моменту начала операции “Преподношение” (21:18) деятельность на лётном поле была в самом разгаре. 

   Начала действовать “группа Чита”. Летя на предельно низкой высоте лёгкий вертолёт группы подполковника Коэна сделал два круга по периметру аэропорта, сбросив в общей сложности 95 дымовых и 20 сигнальных шашек. Вокруг аэропорта поднялась настолько плотная стена дыма, что движение на некоторых участках было практически полностью остановлено. Затем дороги, ведущие в аэропорт, было сброшено огромное количество гнутых гвоздей и пластиковых пакетов с жирным гелем. На дорогах тут же образовались длинные автомобильные пробки. Около десятка машин, потеряв управление, столкнулись между собой, заблокировав основную магистраль и практически полностью парализовав движение. В дополнение к этому, вертолёт “группы Чита” открыл предупредительный огонь по остальным машинам. Водители остановились и в панике разбежались кто куда. 

   После того, как группа подполковника Элиэзера Коена выполнила свою часть задания, был подан сигнал к началу высадки десанта. Едва коснувшись взлётно-посадочной полосы, вертолёты высадили бойцов и вновь поднялись в воздух. Отлетев в сторону, они зависли над морем, чтобы в нужный момент вернуться за спецназом. 

   Одним из первых высадился бригадный генерал Эйтан со своим полевым штабом. Командный пункт был устроен прямо в центре аэропорта, напротив пассажирского терминала, в здании, где находидись пожарная часть и служба скорой помощи “Красного Полумесяца”. Перепуганному персоналу было позволено подняться на второй этаж и наблюдать за тем, как группы спецназовцев хладнокровно уничтожают один за другим пассажирские самолёты. 

   “Группа Узи” во главе с командиром “Сайерет Маткаль” подполковником Узи Яири высадилась в северной точке “западного сектора” и сразу же обнаружила в конце взлётно-посадочной полосы три группы пассажирских самолётов. В первой, самой близкой, было три самолёта, во второй – пять, и в третьей, находившейся на приличном расстоянии от места высадки, по меньшей мере три самолёта, чью принадлежность из-за плотной завесы дыма было крайне сложно определить.

   Первая группа самолётов была уничтожена одним мощным зарядом, так как все три самолёта находились достаточно близко друг от друга. Затем “группа Узи” стала продвигаться в южном направлении по взлётно-посадочной полосе, методично взрывая попадающиеся на её пути самолёты арабских авиалиний. 

   В разгар операции, откуда-то из плотной дымовой завесы прямо на передовой отряд вылетел легковой автомобиль, по всей видимости, сбившийся с дороги. Не дожидаясь, пока автомобиль приблизится на опасное расстояние, Узи Яири, находившийся в головной группе, выбежал вперёд и дал несколько предупредительных автоматных очередей. Машина резко развернулась и скрылась в темноте. 

   Откуда-то со стороны донеслись пулемётные очереди и, спустя несколько секунд – грохот разрыва ракеты. Позже выяснилось, что к взлётно-посадочной полосе, через поле, попытался пробиться ливанский военный грузовик с солдатами. Несмотря на предупредительные выстрелы вертолёта “группы Чита”, он продолжал движение в направлении “группы Узи”. По нему была выпущена ракета, грузовик загорелся. 

   Выполнив свою часть операции, оставив за спиной пылающие самолёты, подполковник Яири отдал команду отходить к точке общего сбора “Лондон”.

   Двадцать бойцов “Сайерет Маткаль”, входившие в состав “группы Дигли”, высадились в “центральном секторе”. Во главе отряда шёл заместитель командира “Сайерет Маткаль” майор Менахем Дигли (Menahem Digli). Сразу после десантирования, группа разделилась на несколько отделений и стала продвигаться в сторону пассажирского терминала. Взлетно-посадочная полоса была освещена прожекторами, бойцы оказывались как на ладони. “Группа Дигли” без труда обнаружила четыре авиалайнера, готовые к приему пассажиров. Относительно первых трёх не возникало сомнений. Все они принадлежали арабским авиакомпаниям. Что же касается четвёртого аэробуса, то у Менахема Дигли на этот счёт не было стопроцентной уверенности, поскольку тот был развёрнут носом к наступающим спецназовцам. Самолёт находился на большом расстоянии и выяснение его принадлежности могло отнять слишком много драгоценного времени. Дигли решил его не трогать. Иначе группа рисковала не уложиться в 30 минут, отведенные на операцию. 

   Два самолёта ливанской авиакомпании были взорваны одновременно. Затем минёры приступили к закладке взрывного устройства под третьим самолётом. Однако, в тот момент, когда спецназовцы устанавливали последнее взрывное устройство под передние шасси, со стороны пассажирского терминала по ним был открыт плотный автоматный огонь. Бойцы “Сайерет Маткаль” залегли, растянувшись широкой цепью, и открыли ответный огонь. Поскольку спецназовцам перед началом высадки были даны однозначные инструкции относительно гражданских лиц, огонь вёлся поверх здания. Но и эта условная мера возымела положительное действие. Стрельба со стороны терминала сразу же прекратилась. 

   После того, как третий самолёт был выведен из строя, “группа Дигли” отошла к точке сбора . 

   “Группа Негби”, в которую вошли 22 бойца 35-й бригады ВДВ, высадилась в “восточном секторе” и стала продвигаться вдоль взлётно-посадочной полосы. Впереди, на расстоянии нескольких сот метров шла разведгруппа. Она обнаружила четыре пассажирских самолёта с арабскими опознавательными знаками на бортах. Один из самолётов находился в большом ангаре. Когда минёры стали закладывать взрывчатку, выяснилось, что в одном из самолётов находятся пассажиры. Им было приказано немедленно покинуть самолёт и удалиться на безопасное расстояние. Только после того, как члены экипажа и пассажиры выполнили требование спецназовцев, капитан Негби приказал привести в действие взрывные устройства и отойти к точке “Лондон”. 

   По мере продвижения к месту общего сбора, "группа Негби" неожиданно наткнулась на огромный топливный резервуар. Поскольку уничтожение инфраструктуры аэропорта не входило в план операции, командир десантников запросил разрешение полевого штаба. После небольшой паузы поступил однозначный запрет на взрыв резервуара. Рядом, в нескольких сотнях метрах находился пассажирский терминал, огонь мог перекинуться на здание, внутри которого находились несколько тысяч гражданских лиц. 

   Ровно 29 минут прошло с начала высадки десанта. Операция возмездия “Преподношение” была успешно завершена. Бейрутский международный аэропорт был усыпан фрагментами пассажирских авиалайнеров и пылал гигантскими кострами. 

   В 21:47 первый десантный вертолёт зашёл на посадку. Последним, через 15 минут ливанский аэропорт покинул вертолёт с бригадным генералом Эйтаном. 

   Уже по дороге к северной границе Израиля, Рафуль сообщил министру обороны Моше Даяну о 14 уничтоженных пассажирских самолётах арабских авиалиний. Только спустя несколько дней выяснилось, что Рафуль ошибался относительно количества сожженных самолётов. Последний аэробус, находившийся в крытом ангаре, остался невредимым. Минёры “группы Негби” допустили какую-то техническую ошибку, взрывные устройства к счастью, не сработали. Ведь внутри ангара нашли убежище многие пассажиры и взрыв мог бы привести к страшной трагедии.

   В Бейрутском международном аэропорту было уничтожено 13 пассажирских самолётов, принадлежавших арабским авиакомпаниям. Общий ущерб от диверсии превышал 40 миллионов долларов США. Спустя некоторое время, израильское правительство всё же согласилось выплатить авиакомпаниям компенсацию в размере 44 миллионов долларов США. Цель операции “Преподношение” состояла не в том, чтобы воевать с арабскими авиакомпаниями, а в том, чтобы преподнести наглядный урок арабским режимам, поддерживавшим и спонсировавшим палестинский терроризм, направленный против граждан Израиля. 

   На мой взгляд, операция “Преподношение” явилась ничем иным, как неприкрытым проявлением международного государственного терроризма. Высадку израильского спецназа в Бейрутском аэропорту резко осудило всё мировое сообщество. Тем не менее, осуждение носило больше декларативный, формальный характер, поскольку разгул палестинского авиатерроризма с каждым месяцем всё больнее сказывался на всей международной системе авиасообщений. Все прекрасно понимали, что эта вылазка была вынужденным шагом, вместе с тем, ни одно государство не может опуститься до уровня бандитов и позволить себе использовать их же методы. Одно дело, когда удар наносится непосредственно по террористам, другое дело, когда третьи лица, в данном случае арабские авиакомпании, становятся заложниками борьбы с терроризмом.

                                                                                                              Живой Журнал alex_brass 

AddThis Social Bookmark Button

Комментарии   

 
+2 #1 RE: Тайны спецслужб. Операция "Преподношение" 1968 год.sertas 27.07.2009 17:44
Данная операция была действенной мерой демонстрировавш ей способности ответных операций в случае обострения ситуации.И предполагаю,что она также была намёком,что Израиль защищая себя не остановится перед мнением мирового сообщества.Дума ю,что на самом деле данная операция предотвратила планирующиеся вылазки террористов и заставила их пересмотреть свою стратегию.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!