gototopgototop

Mishmar.Info

.

Friday
Apr 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная События Горячая тема Супермен покидает МОССАД.


Супермен покидает МОССАД.

Просмотров: 5426
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

     Уходит в отставку глава легендарного "Моссада", уже сам ставший легендой.

    В Израиле горел лес на горе Кармель. Пожар приобрел масштабы национального бедствия. Неизвестно, когда и как бы это кончилось, если бы не иностранная помощь, в том числе из России (подоспевшие самолеты МЧС сыграли ключевую роль). 

     Пока горело, никого ничто не интересовало, кроме пожара. Так что практически незамеченным прошло случившееся в эти дни событие, которое при других обстоятельствах стало бы центральным: правительство утвердило нового главу внешней разведки "Моссад". 
 


    То есть уже 1 января нынешний глава "Моссада" генерал-майор запаса Меир Даган уйдет в отставку. Вместе с Даганом уйдет целая эпоха. 

                                                                     

                                                                                  Контора 


    "Моссад" в переводе с иврита — "учреждение", или — в более близком русском аналоге — "контора". Одна из трех наиболее известных израильских "контор" этого рода и, как говорят, самая малочисленная из них. 

    Структура израильских спецслужб и самого "Моссада" перестала быть тайной благодаря гигантскому сливу, на тридцать лет опередившему нынешний "слив века" WikiLeaks, и, что характерно, из того же резервуара — дипломатической переписки США. Когда в 1979 году юные стражи исламской революции (среди которых был и нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад) захватили американское посольство в Тегеране, они собрали все оставшиеся там документы (даже те, что вытрясли из мусорных корзин) — и издали в 12 томах на разных языках, порадовав конфиденциальной информацией журналистов и аналитиков разных ведомств не меньше, чем сегодня Джулиан Ассанж. 

    Среди секретных документов были и схемы распределения сфер деятельности израильских спецслужб. Именно с тех пор каждому старшекласснику в Израиле известно, что контрразведка Израиля - ШАБАК , действует внутри Израиля и на "контролируемых территориях" ; зона внимания военной разведки - АМАН,  арена возможных военных действий: ближайшие соседи — арабские и мусульманские страны; остальной мир, который с точки зрения национальной безопасности Израиль волнует гораздо меньше,— это "учреждение", то есть "Моссад". 

   Но именно "Моссад" по ряду причин стал израильским брендом мирового значения, олицетворением израильской мощи — возможно, преувеличенной, но таков обычный эффект популярной торговой марки. 

    Этот бренд, обросший мифами в мире, действует и внутри Израиля. К личности именно главы "Моссада" в обществе особый интерес. При том что о деятельности его "конторы" известно меньше всего. 

    Меир Даган был назначен главой внешней разведки в 2002 году. За это время начальников Генштаба было четыре. Сменилось три премьер-министра, не похожих друг на друга, как антиподы. Все они продлевали полномочия Дагана — в общей сложности четыре раза. 

                                                                                 Родословная


    На одном русском сайте я прочитал, что за честь называться местом рождения Меира Дагана борются Новосибирск и Одесса. Во-первых, они не борются. Во-вторых, борьба бесполезна. Официальное место его рождения — Херсон. Но и это не совсем правильно. Он родился в вагоне поезда, которым его семья возвращалась из Сибири в Польшу. Поезд в тот момент проходил Херсон. 

     Было это в 1945 году. Польским евреям, успевшим в начале Второй мировой войны сбежать в Советский Союз, удалось спастись, но всех их к началу Великой Отечественной отправили в трудовые лагеря в Сибирь (оттуда часть из них выслали потом в Среднюю Азию), а в конце войны, по соглашению с вновь созданным польским правительством, разрешили вернуться в Польшу. Оттуда путь большинства из них лежал в Палестину, в Израиль. Меир Даган оказался здесь в пятилетнем возрасте. И тогда его фамилия была Губерман. 

     Крупный израильский историк, бывший депутат кнессета, автор (совместно с Нисимом Машалем) книги "Крупнейшие операции "Моссада"" профессор Михаэль Бар-Зоар рассказывал мне, что в кабинете у Дагана висит фотография времен войны. На ней — старый еврей с молитвенным покрывалом, талитом, на плечах — стоит на коленях с поднятыми руками. Перед ним — два эсэсовских офицера: один с палкой, другой с пистолетом. 

   — Это мой дед,— объяснял Даган гостям,— Бер-Дов Эрлих Слошний из местечка Луков в Польше. Немцы сфотографировали его за несколько минут до того, как убили. Я здесь — чтобы это никогда не повторилось с нами... 

    Я видел его лишь однажды, десять лет назад, когда он был не у дел — хлопнув дверью, он ушел с должности советника премьер-министра по борьбе с террором. Премьером был Эхуд Барак, а повод для размолвки был принципиальный: Барак вел переговоры с Сирией о возвращении Голанских высот, а Даган был против. 

     Встреча с отставным генералом была в каком-то кибуце на Голанах, где Даган объяснял журналистам, почему этого делать нельзя. Он говорил убедительно, но выглядел разочарованным и усталым. Низкорослый, грузный, лысоватый, хромой (подорвался на мине в Шестидневную войну 1967-го), с массивной суковатой тростью, тихим голосом и насмешливыми глазами — пенсионер. 

    — Ты не представляешь, какой он крутой,— шепнул мне коллега. 

      Я был пятый год в Израиле и видел то, что видел: славный парень, но уже не у дел. Я ошибался — Голаны так и не отдали, а Даган вскоре возглавил "Моссад" по просьбе нового премьера Ариэля Шарона. 

                                                                                 Специализация


    Летом 1971 года во время жуткого шторма к берегу Газы причалила старая побитая лодка с несколькими людьми. Заросшие, грязные, в рваной одежде, мокрые с головы до ног. Не вызывало сомнений — их преследовал израильский морской патруль. Едва они выскочили на берег, патрульный катер открыл стрельбу. Люди бросились врассыпную и скрылись в апельсиновой роще, из которой за погоней и стрельбой наблюдали местные боевики. 

    Гости представились бойцами палестинского движения сопротивления в Ливане, присланными установить связь с боевиками Газы для разработки совместных акций. 

— У нас есть интересное предложение, нам нужна встреча с вашим руководством.

    Встречу назначили в заброшенном доме. Сели за стол. 

— Все здесь? — спросил старший из гостей. 
— Все,— ответили ему.

    Он посмотрел на часы. Это был сигнал. В тот же момент пришельцы выхватили пистолеты — и покрошили всех до одного. 

   Потом — бросок на берег, в лодку. И вскоре вся группа коммандос уже была в израильском порту Ашдод. Это была одна из первых операций нового подразделения 26-летнего Меира Дагана, которое назвали "Римон". 

     Сегодня известно, что в израильской армии и полиции существуют подразделения "мистаарвим", что можно перевести "как арабы". Молодые ребята (большинство из них — срочной службы) под видом арабов ведут разведку, смешиваются с толпой на "территориях", проводят внезапные операции. Теперь это почти рутина, а первым подразделением такого рода как раз и был созданный Даганом "Римон". 

    Мастерство Даган оттачивал в Газе, куда его пригласил Ариэль Шарон, тогда командующий Южным округом. Ситуация в секторе выходила из-под контроля: банды боевиков терроризировали население, устраивали диверсии и теракты против израильтян. 

    Шарон решил навести порядок: позвал своих ветеранов и из молодого поколения — Дагана. Даган колесил по Газе за рулем джипа с доберманом и целым арсеналом личного оружия. Иногда его можно было встретить в переулках Газы верхом на осле в арабской одежде. В течение нескольких месяцев Газа стала самым благополучным местом на "территориях" и оставалась таким вплоть до первой "интифады" 1987 года. 

    А о Дагане Шарон скажет позже (как утверждает Бар-Зоар,— шутя): 

— Узкая специализация Меира — отделять голову террориста от тела.

                                                                                    Навык 


    В конце 90-х — начале 2000-х слава "Моссада" померкла. В боевых операциях случился ряд громких провалов. Контора превращалась в тихую разведывательную, аналитическую структуру. "Разучились!" — сетовали ветераны. 

— Мне нужен "Моссад" с ножом в зубах,— сказал Шарон, став премьером.  И позвал Дагана. 

    Этому приглашению предшествовал такой эпизод. 

    По инициативе премьера была создана специальная организация, назначение которой было выявлять и перекрывать источники финансирования террористов. Успехами она не радовала, и Шарон предложил включиться в дело пенсионеру Дагану. 

— Где находится этот банк? — спросил Меир на первом с его участием заседании по поводу одного из выявленных службой учреждений-спонсоров.

— В Швейцарии,— ответили ему.

— Мы знаем адрес? Так надо сжечь его!

— Ты что,— стали увещевать участники совещания отмороженного отставника,— это же Швейцария, банк, в нем нет денег, все переводится по компьютерам.

— Ну и что? Мы сожжем банк — и вы увидите, как это подействует.

Шарон сжечь банк не дал. Но предложил возглавить "Моссад".

— У нас "Моссад", а не МИД N2,— с этого заявления начал Даган руководство спецслужбой. Многие сотрудники, не выдержав требований нового начальника, ушли. Зато оставшиеся делали то, что он хотел.

       С тех пор как-то резко поредели ряды лидеров террористических организаций. Они гибли при разных обстоятельствах не только на "территориях", но и в разных странах. 

    Когда в своем джипе в центре Дамаска был взорван командующий военного крыла "Хезболлы" Имад Мугние, о Дагане впервые стали писать израильские СМИ — с уважением. 

    Потом пошла череда таинственных исчезновений и гибели известных иранских атомщиков. Загорались и взрывались лаборатории и опытные установки иранского ядерного проекта. Выходили из строя центрифуги. До сих пор неизвестно, какой урон нанес вирусный червь, поразивший компьютерные сети управления производством на ядерных объектах в Иране совсем недавно — нынешней осенью. 

   Так же агенты "Моссада", подсадив "троянского коня" в лэптоп сирийскому чиновнику в Европе, обнаружили существование ядерного реактора в Сирии, впоследствии уничтоженного, предположительно, израильской авиацией. 

    Интересно и продолжение. Ядерным проектом в Сирии, а также связями с Ираном, Северной Кореей и "Хезболлой" ведал ближайший помощник президента Асада генерал Сулейман. После уничтожения реактора он готовился возобновить ядерный проект. А перед этой важной работой взял отпуск и пригласил гостей к себе на дачу на морском берегу в Тартусе. Они пировали за столом на веранде. И не заметили, как на берег вышли два аквалангиста со снайперским ружьем. Посреди застолья хозяин вдруг упал лицом в тарелку. Пуля вошла точно в лоб. 

      Нет больше и главы военной организации "Хамаса" Махмуда аль-Мавхуха. Его ликвидация в Дубае в январе этого года наделало много шума. Агенты "Моссада" засветились в большом количестве на камерах слежения в столице Эмиратов. Тогда писали о провале "Моссада", грязной работе. 

    Но есть и другая версия, объясняет Бар-Зоар. Трудно предположить, что в "Моссаде" не знали о существовании камер слежения. Ходят даже слухи, что некая израильская фирма их и устанавливала. Может, эти съемки и были частью плана? Камеры сняли всех агентов и все, что они делали, кроме одного: кто и как вошел в номер Мавхуха в момент ликвидации. Это как-то осталось за кадром, хотя это самое главное. 

     Всего две недели назад, 29 ноября, еще два иранских ученых-ядерщика были взорваны одинаковым способом. Газета "Санди тайм" почему-то сообщила, что это "прощальный подарок" Дагана. 

    1 января Меир Даган опять выйдет на пенсию. Опять займется любимым делом — скульптурой и живописью. Он знаток литературы, большой любитель классической музыки (дядины гены).

                                                                              Вегетарианец. 

    Его кабинет в "Моссаде" займет Тамир Пардо, увлечение которого — велосипед и путешествия с рюкзаком. Болгарский еврей, выросший в Яффо. В прошлом — боец спецподразделения генштаба "Саерет маткаль", офицер связи у старшего брата нынешнего премьера, Йони Нетаньяху, погибшего в операции по освобождению заложников в Энтеббе (Тамир был с ним, когда командир получил смертельное ранение). 

    Пардо был заместителем Дагана, но отношения у них не очень. Когда в очередной раз премьер продлил Дагану его полномочия на посту директора, Тамир ушел из "Моссада", занялся бизнесом, вроде бы в области интернет-казино. 

      По всем приметам преемник — человек другой формации, другого воспитания. Не партизан Даган. Но не стоит забывать, что основную часть службы в "Моссаде" Тамир Пардо провел в спецподразделении этой службы "Кейсария". Именно это подразделение осуществило самую знаменитую операцию "Моссада" "Меч Гидеона", когда израильтяне вылавливали по всему миру и уничтожали одного за другим лидеров "Черного сентября" — организации, осуществившей захват и убийство израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году.
 

источник

AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!