gototopgototop

Mishmar.Info

.

Thursday
May 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная История Израиль Шестидневная война. К истории одного мифа.


Шестидневная война. К истории одного мифа.

Просмотров: 4384
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

    То, что исторические корни затяжных конфликтов необходимо принимать во внимание при попытках их разрешения, кажется фактом очевидным. Однако, и в риторике политиков, и в конкретных политических шагах, не говоря уже об отражении событий в СМИ, кажется, историческая канва конфликта полностью игнорируется. Трудно назвать другую "горячую точку" на планете вокруг которой нагромождалось бы столько мифов и откровенной лжи. К числу наиболее известных мифов, придуманных противниками мира в регионе, относится и миф об "оккупированных территориях".

 


   Напомним, что этим термином часто обозначают территории, находящиеся к западу от реки Иордан (Иудею и Самарию), сектор Газа и восточный Иерусалим. Это именно те области, которые были заняты Армией Обороны Израиля в ходе Шестидневной войны, начавшейся утром 5 июня 1967 года.

    Рожденный сразу же после войны, миф о незаконной оккупации служил оправданием для агрессивных действий соседних с Израилем арабских стран и для деятельности нелегальных террористических организаций.
    Он активно использовался и в дипломатической борьбе с Израилем. Так, в проекте резолюции Совета Безопасности ООН, предложенной палестинцами в августе 2001г вновь содержалась ссылка на территории Западного берега и сектора Газа как на "оккупированные территории". Ссылки на оккупацию содержались и проекте резолюции Всемирной конференции ООН против расизма, проходившей в Дурбане (ЮАР) в 2001г.


    Тезис о борьбе с "оккупацией" используется как оправдание и нынешней волне террора в Израиле, развязанной разношерстными палестинскими террористическими группами и организациями, и дирижируемой Арафатом и его администрацией. Так ливийский посол в ООН от имени группы арабских стран повторил 1 октября 2001г: "Арабские страны подчеркивают свою решимость противодействовать любым попыткам классифицировать сопротивление оккупации как акты терроризма".
В недавнем документе революционного совета руководимого Арафатом движения Фатх говорится, что "сопротивление оккупации должно быть ограничено палестинскими землями, оккупированными 1967 году". Осуждая на словах террор, развязанный на территории собственно Израиля, некоторые официальные лица этой организации прямо говорят, что нападения против израильских поселенцев и военнослужащих оправданы, так как являются формой "борьбы против оккупации". Как обычно в таких случаях делаются ссылки на международное право, допускающее вооруженное сопротивление оккупации.


   Однако серьезное изучение вопроса с привлечением исторических фактов ставит под сомнение возможность трактовки сложившегося на контролируемых Израилем территориях status quo как режим оккупации.
   Действительно, термин "оккупация" в своем негативном значении, используемом в политическом лексиконе, означает результат как правило вооруженной агрессии одного суверенного государства против другого такого же государства с незаконным занятием части его суверенной территории. Причем агрессия и собственно оккупация, будучи понятиями разными, сливаются в единое целое создавая образ виновной в нарушении международного права стороны.

   Однако при внимательном рассмотрении вопроса видно, что указанное определение не применимо к рассматриваемой ситуации. Самым важным с международно-правовой точки зрения здесь является отсутствие накануне войны 1967 года легитимного субъекта, обладающего международно-признанным суверенитетом на территории Западного берега и Газы.
Напомним, что до июня 1967г Западный берег был под контролем Иорданией, а Газа - Египта. Причем эта оккупация была результатом незаконного вторжения в 1948г войск этих стран на территорию, предназначенную для создания палестинского арабского государства, и в нарушение соответствующих решений ООН. Более того, в 1950г Иордания аннексировала Западный берег и Восточный Иерусалим. Любопытно, что эта аннексия не была признана большинством стран мирового сообщества, включая арабские.


    Далее, линия прекращения огня 1949г (т.н. "зеленая линия" или "зелёная черта", которая выполняла роль границы между Иорданией и Израилем до 1967г, не являлась таковой с правовой точки зрения, а лишь служила линией разделения войск. В соглашении о прекращении огня прямо говорилось, что "никакое положение настоящего Соглашения не является основаниям для предъявления претензий или заявления прав любой из Сторон при мирном разрешении палестинского вопроса, все положения настоящего Соглашения диктуются исключительно военными соображениями".
    Не выдерживает критики и тезис об израильской "агрессии" в 1967 году. Помимо морального аспекта, активно использовавшегося для очернения Израиля, правильная оценка событий весны-лета 1967 года имеет прямое отношение к рассматриваемому вопросу о статусе территорий.

    Дело в том, что в юридическом смысле различаются ситуации "агрессивного захвата" и территориальные споры, возникающие как результат оборонительной войны. Так бывший юридический советник Госдепартамента США, а в последствии руководитель Международного суда в Гааге Стефан Швебель писал в 1970 году о рассматриваемой ситуации: "Если сторона, ранее контролировавшая территорию, захватила ее незаконно, то государство, которое впоследствии заняло эту территорию в порядке законной самообороны, имеет преимущество перед ранее контролировавшей стороной."
    Анализ событий, предшествовавших Шестидневной войне показывает, что все действия Израиля были продиктованы исключительно соображениями самообороны.

   Началу нового витка напряженности между Израилем и его арабскими соседями весной 1967 года послужила дезинформация, полученная арабами от СССР, о, якобы, подозрительной активности израильских военных. Реакция арабского мира была незамедлительной.


   В день независимости Израиля 15 мая 1967 года египетские войска были переброшены на Синай и начали концентрироваться у израильской границы. С конца апреля Сирия начала систематический обстрел израильских киббуцев, а к 18 мая сирийская армия была полностью готова к боевым действиям в районе Голанских высот. 16 мая египетский президент Г.А.Насер потребовал вывода Чрезвычайных сил ООН по разъединению, находившихся на Синае с 1956 года. Генсек ООН У Тан без проволочек подчинился ультиматуму. После поспешного ухода ооновцев 18 мая арабское радио заявило: " С сегодняшнего дня больше не существует чрезвычайных международных сил, защищающих Израиль. Мы более не будем проявлять сдержанность. Мы далее не будем обращаться в ООН с жалобами на Израиль. Единственным методом воздействия, который мы применим в отношении Израиля, станет тотальная война, результатом которой будет уничтожение сионистского государства." В унисон воинственным заявлениям египтян звучал голос тогдашнего министра обороны Сирии Хафеза Асада: "Наши силы сейчас полностью готовы не только к отражению агрессии, но и к началу процесса освобождения, к уничтожению сионистского присутствия на арабской земле. Сирийская армия держит палец на спусковом крючке.... Я, как военный человек, уверен, что пришло время вступить в войну на уничтожение".


    22 мая Египет закрывает Тиранский пролив для всех израильских судов, и кораблей других стран, направляющихся в израильский порт Эйлат. Эта блокада отрезала Израиль от транспортных путей, соединявших страну с государствами Азии и бассейна Индийского океана, в том числе лишала поставок иранской нефти. Подобный шаг был прямым нарушением решений ООН от 1957 года, декларировавших право Израиля использовать пролив, а также конвенции по Территориальным водам и прибрежным зонам, принятой на конференции ООН по морскому праву 27 апреля 1958 года.


   Хорошо сознавая, что его беззаконные действия не могут остаться без ответа, Насер не прекращает провоцировать Израиль. На следующий же день после закрытия пролива он прямо заявляет: "Евреи угрожают нам войной. Я им отвечаю: "Пожалуйста! Мы готовы к войне". Провоцирующие заявления повторяются изо дня в день. "Наша основная цель - уничтожение Израиля. Арабский народ хочет сражаться" - заявляет Насер 27 мая. На следующий день он добавляет: "Мы не принимаем любого ... сосуществования с Израилем. Сегодня вопрос не стоит об установлении мира между арабскими странами и Израилем.... Война с Израилем продолжается с 1948 года."


   30 мая Иордания и Египет подписывают оборонительный пакт, после чего Насер делает следующее заявление: "Армии Египта, Иордании, Сирии и Ливана находятся на границах Израиля... а позади нас - армии Ирака, Алжира, Кувейта, Судана и вся арабская нация. Это должно поразить весь мир. Сегодня все узнают, что арабы готовы к сражению, решающий час настал. Мы на этапе решительных действий а не деклараций."
   Иракский президент Абдур Рахман Ареф присоединяется к провокационной пропагандистской кампании, заявляя: "Существование Израиля является ошибкой, которую необходимо исправить. У нас появилась возможность избавиться от унижения, которому мы подвергаемся с 1948 года. Наша цель ясна: стереть Израиль с лица земли." 4 июня Ирак входит в военную коалицию с Египтом, Сирией и Иорданией.


   Арабская риторика сопровождается масштабной мобилизацией вооруженных сил. К 5 июня Израиль оказывается в окружении группировки, насчитывающей более 250000 человек личного состава (причем около половины - на Синае), более 2000 танков и 700 боевых самолетов.
    К этому моменту израильские вооруженные силы находились в состоянии повышенной боевой готовности уже более трех недель. Небольшое государство далее не могло позволить себе оставаться в полностью мобилизованном состоянии. Не могло оно более оставаться отрезанным и от важнейших источников снабжения стратегическим сырьем из-за блокады Акабского залива. Не говоря уже о том, что дожидаться первого удара арабских армий было бы смертельно опасным, имея в виду специфику протяженной пограничной линии при небольшой площади государства и наличие "осиной талии" в центре страны, позволяющей противнику легко разрезать ее надвое.


   Единственно верным решением руководства Израиля в сложившихся к 5 июня обстоятельствах было нанесение сокрушительного превентивного удара по противнику, чьи агрессивные намерения уже не вызывали никаких сомнений. Тем более, что блокада Тиранского пролива сама по себе квалифицировалась согласно нормам международного права как акт войны со стороны Египта, являясь формальным поводом ( casus belli ) для нанесения, по существу, ответного удара.

    Сразу же после начала боевых действий против Египта и Сирии премьер-министр Израиля Леви Эшкол обратился с посланием к королю Иордании Хусейну в котором заявил, что Израиль не начнет военной акции против его страны если только Иордании сама воздержится от вступлении в войну.

   Ранним утром 5 июня иорданские радары обнаружили группу самолетов, летевших со стороны Египта по направлению Израиля. В ответ на запрос египтяне заверили Хусейна, что это египетские самолеты. На самом деле к этому моменту египетская авиация уже была почти полностью уничтожена на земле, а радарами были засечены израильские самолеты, возвращавшиеся с боевого задания.


    И король совершил трагическую ошибку, отдав приказ своим частям начать обстрел Западного Иерусалима. Одновременно с севера Израиль был атакован сирийскими войсками, а иракский Ту-16 бомбил район Нетании.
    Для рассматриваемого нами вопроса об оккупации Западного берега чрезвычайно важно правильно восстановить временную цепь событий. Израиль вторгся на Западный берег только после начала обстрела своей территории иорданской артиллерией и перемещений войск через линию прекращения огня.

    Иордания атаковала Израиль в 10:00. Израильское предупреждение Иордании было передано через ООН в 11:00. Но так как боевые действия иорданцы не прекращали Израиль был вынужден начать ответные действия в 12:45. К тому же границу Иордании пересекли иракские части и в любой момент готовы были вторгнуться на территорию Западного берега.
Таким образом, линия прекращения огня 1949 года, де-факто служившая границей двух государств, потеряла свое значение в тот самый момент, когда иорданские войска нарушили режим прекращения огня. Израиль, в свою очередь, получил контроль над Западным берегом в результате оборонительной войны.

    Осмысление описанных событий приводит к выводу о том, что ключевым обстоятельством, не позволяющим классифицировать status - quo после 1967 года как незаконную оккупацию, является отсутствие международно-признанного субъекта (или субъектов), могущего претендовать на эти территории. По той же причине вряд ли правильно трактовать ситуацию как конфликт вокруг спорных территорий. После отказа от претензий на Западный берег со стороны Иордании, и на Газу - со стороны Египта ситуация приобрела совершенно парадоксальную форму.


   Арабское государство в Палестине не было создано из-за агрессии арабских стран, сорвавших выполнение резолюции №181 Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины. Совершенно очевидно, что имплементация указанной резолюции невозможна в одностороннем порядке, из-за чего ее положения не могут регулировать правовой статус территорий. Правовой вакуум в определении этого статуса можно преодолеть только вернувшись к ранее действующим международным документам. В силу этого правовой статус территорий формально может рассматриваться в рамках положений соответствующего мандата Лиги наций от 22 июля 1922 года, предусматривающего создание еврейского национального очага на части подмандатной территории, которая практически полностью совпадает с территорией собственно Израиля плюс контролируемые территории. Это идея не кажется странной если вспомнить, что именно мандат Лиги наций был международно-правовой основой статуса Палестины до принятия 29 ноября 1947 года резолюции №181.

    Суть конфликта, при такой трактовке- это не "законная борьба против незаконной оккупации" а сепаратистское движение арабского населения, стремящегося реализовать свое право на национальное самоопределение. В этом отношении это движение не отличается от тех, что существуют в других регионах мира. Подобные сепаратистские движения, взявшие на вооружение методы террора, неизменно осуждаются мировым сообществом.

   Подобный взгляд на суть конфликта приводит к ряду важных выводов.

- Первый и очевидный вывод - это делегитимизация палестинского террора и агрессивных действий ряда арабских и исламских государств против Израиля. Однако ложь об "оккупации" повторяют не только экстремисты, но и респектабельные политики левого толка на Западе. Трезвый взгляд и справедливые оценки должны способствовать выходу из кризиса. Мировое сообщество должно безусловно осудить агрессию определенных сил арабского мира и заставить их отказаться от идей ликвидации Израиля.

- Поселенческая политика израильтян, вызывающая осуждение даже их союзников, не представляется столь уж незаконной. Тем более, что освоение территорий поселенцами не сопровождается актами насилия по отношению к арабскому населению и их собственности. Строительство поселений может рассматриваться как освоение свободного пространства контролируемых территорий в целях экономического развития и обеспечения безопасности. Поселенческую политику можно рассматривать и как средство давления на арабов для принуждения их к скорейшему мирному разрешению конфликта.

- Определение границ будущего арабского палестинского государства не должно быть привязано к т.н. "зеленой линии". Линия прекращения огня 1949 года произвольно трактовалась арабами в качестве границы вопреки всем существовавшим договоренностям и международной практике. И, как при выработке резолюции №181 Генеральной Ассамблеи ООН, новая граница должна определяться демографической ситуацией на текущий момент, а также соображениями безопасности. С этой точки зрения любые инициативы, предусматривающие немедленный отход Израиля к "зеленой линии" (например, т.н. "Саудовский план", не могут считаться приемлемыми.

- Реализация права палестинских арабов на самоопределение возможна путем мирного диалога с еврейским государством. Созданию легитимного представительства арабского народа для ведения переговоров и поэтапного строительства институтов суверенного государства с параллельным сокращением израильского присутствия на территориях и был посвящен т.н. "мирный процесс" 1993 - 2000 гг. Провал процесса был предопределен неготовностью арабского мира примириться с существованием еврейского государства и тем, что во главе палестинских арабов был оставлен Арафат и верхушка ООП, не заинтересованная в мирном исходе конфликта. Совершенно очевидно, что немедленное провозглашение арабского государства в Палестине будет контрпродуктивным, т.к. требуется продолжительный переходный период для санации территорий от гнезд терроризма, создания некоррумпированной и компетентной администрации, выражающей волю большинства населения, которая должна прийти на смену диктатуре Арафата.
 

                                                                                                                     источник 

AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!