gototopgototop

Mishmar.Info

.

Saturday
May 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Перекресток Арабский Мир Ближневосточные тайны США - 3


Ближневосточные тайны США - 3

Просмотров: 6917
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
   Не все этому верят, но всему на свете есть причина и тому, что в нашем повествовании появился полковник Эдди, причина есть тоже. Уильям Эдди понадобился нам потому, что его личные и профессиональные качества позволили ему сыграть роль impresario, оркестровавшего одно событие из тех, что меняют декорации мира.

   Эдди находился в центре официальной встречи (сегодня её назвали бы "саммитом") президента Рузвельта и саудовского короля ибн Сауда. Встреча имела место 14 февраля 1945 года на борту тяжёлого крейсера Quincy. Днём ранее в Египет самолётом прибыл Рузвельт, возвращавшийся из Ялты, где США, СССР и Британская Империя договорились о послевоенном устойстве (можно даже сказать - "разделе") мира. Место, время и сам по себе американо-саудовский саммит свидетельствовали о том, какое значение отныне приобретал регион Ближнего Востока (Помимо ибн Сауда Рузвельт встречался с египетским королём Фаруком и ведшим свой род от царя Соломона и царицы Савской императором эфиопов Хайле Селассие. (Нелишним будет отметить начавшийся после визита Рузвельта рост американского влияния в послевоенном Египте, а уж Эфиопия во временной промежуток между 1945 годом и "коммунистическим" переворотом Менгисту Хайле Мариама вообще была самым проамериканским государством в Африке.)).

    Так как война ещё продолжалась, то крейсер из соображений безопасности зашёл в Great Bitter Lake - солёное озеро, являющееся частью Суэцкого канала. Ну, а пока "Квинси" стоит там на якоре в ожидании ибн Сауда, посмотрим, каким сложился саудовский контекст, какая там сложилась атмосфера. Контекст определялся британо-американским противостоянием, которое смело можно обозначить как "схватка". И к февралю 1945 года в этом своеобразном armwrestling'e стало чем дальше, тем больше проявляться американское превосходство, американцы англичан "дожимали". И не только по причине общего превосходства в силах, в "массе", но ещё и потому, что у них вдруг всё стало "складываться", всё стало получаться, причём получаться вроде бы само собою, за что бы американцы ни брались, всё выходило им на пользу. Понятно, что за этим кажущимся везением стояла титаническая работа государства, но работа эта была того сорта, который простому человеку не виден, а виден ему - результат.

    Вот, например, Саудовская Аравия захотела заполучить новую армию под предлогом "модернизации" старой, которая армией, вообще-то, не была. Место своё в мире саудиты оценивали трезво, а потому понимали, что армию они могут делать только "с кого-то". После осознания факта следовало сделать выбор и саудовский министр обороны, бывший по нечаянному совпадению сыном ибн Сауда, такой выбор сделал, склоняясь в пользу Англии. Образцом ему виделась армия, которую англичане создали в (и для) Иордании. Однако, как только дело попытались перевести в практическую плоскость, выяснилось, что выбор неудачен настолько, насколько неудачным он только может быть. Дело было в том, что англичане, "удерживая" регион, создавали там "баланс сил", выгодный не кому-то вообще, а выгодный им самим. Такое положение было понятным и в чём-то даже справедливым, но справедливым вовсе не с точки зрения Саудовского Королевства, так как Англия как вы, может быть, помните, уже успела дать определённые гарантии иорданцам и иракцам, что в реальности означало - дому Хашимитов. Врагу дома Саудов. И теперь англичане оказались в положении, когда они просто напросто не могли Саудовскую Аравию в целом (как государство) и в частностях (в том числе и в такой частности как вооружённые силы) "сделать" сильнее соседей.

    И это соображение было очевидно ибн Сауду, которого сами англичане считали излишне "агрессивным". А вот у американцев, которых положение победителей во Второй Мировой заставляло "влезать" в регион, никаких обязательств ни перед кем не было, руки у них были развязаны и более того, они самым недвусмысленным образом были заинтересованы именно что в нарушении ближневосточного баланса с тем, чтобы у Британии всё из рук посыпалось. И это (помимо многого другого) превращало их в естественных союзников саудитов, которым было выгодно то же самое - нарушение баланса.

   (Создание саудовских вооружённых сил сплело американо-английские противоречия в столь тугой узел, что его можно было только разрубить. Например, саудовский бюджет складывался из местных источников (главным образом из поступлений в казну, связанных с Хаджем) и англо-американской финансовой помощи, состоявшей из двух равных (что было особо оговорено) долей. Однако к концу войны доходы ибн Сауда выросли примерно в четыре раза, что дало ему определённую свободу рук притом, что финансовое положение самой Британии было попросту плачевным, и на это накладывались английские обязательства "соответствовать" американскому вкладу в саудовский проект и американцы могли поднимать ставки в этой игре сколь угодно высоко. И это ещё не всё - поставки по ленд-лизу оружия саудитам тоже осуществлялись американцами и англичанами совместно, однако "как-то так само собою получалось", что часть этого оружия тут же оказывалась в Палестине у тамошних арабов. Одновременно США делали вид, что они не замечают деятельности сионистских организаций, финансировавших палестинских евреев. Всё это вместе взятое называется дестабилизацией региона и страдающей стороной в троице США-Англия-СА оказывалась именно Англия к вящему удовольствию двух других сторон неравностороннего треугольника.)

    Для того, чтобы закрепиться в регионе, американцам нужно было "присутствие", причём присутствие не в "бизнес-формате", а присутствие "явное", присутствие на месте не частной фирмы (такое присутствие у них уже было), а государства, другими словами - им нужна была база. И они, если вы опять же помните, такую базу пытались получить в виде военно-воздушной базы в Дахране. Но, до поры до времени, англичане не так явно, как тайно этому далеко идущему начинанию препятствовали с помощью интриг. И тогда американцы в ноябре 1944 года созвали у себя в Чикаго International Aviation Conference, на которую поспешно съехались представители 54 государств, да и как было не съехаться, если конференция определяла судьбу послевоенного воздушного пространства мира. Маршруты, воздушные коридоры, кто куда и над кем летает, кто где садится и так далее. А Британская Империя была ещё жива и надеялась протянуть ещё немного, а над нею не заходило солнце и по причине физических размеров своего хозяйства англичане получались больше всех заинтересованными в результатах конференции, а чтобы эти результаты оказались для них приемлемыми, им пришлось пойти с хозяевами конференции на "разумный компромисс" в некоторых щекотливых вопросах, одним из которых стала база в Дахране. Бритты повздыхали, повздыхали (а что ещё им оставалось, война не только позволила США, но зачастую даже и заставила их физически присутствовать во многих местах "шарика" и в мире не просматривалось силы, способной заставить их уйти оттуда, откуда они уйти не захотят) и англичане, заручившись американскими гарантиями, что им при надобности тоже можно будет пользоваться базой, сняли как свои возражения, так и давление на ибн Сауда.

    И вот на этом фоне была организована встреча в верхах между возвращавшимся из Ялты Рузвельтом, который уже держал в голове будущую картину мира и ибн Саудом, который горел желанием в эту картину встроиться.

    Организацией встречи занимался тот, кто по уму и должен такими вещами заниматься - глава американской дипломатической миссии в Саудовской Аравии, а им был полковник Эдди. За очень короткий срок он добился уникального положения при дворе, ему удалось не только найти с ибн Саудом общий язык, но он удостоился доверия ибн Сауда на уровне личном, сродни тому, каким пользовались Джек Филби и Твитчелл. Красноречивая деталь - обычно на переговорах каждая из сторон пользуется своим переводчиком и в числе приближённых короля в достаточном количестве имелись, конечно же, знающие английский язык, однако ибн Сауд сам настоял на том, чтобы единственным переводчиком на предстоящих переговорах с Рузвельтом был Эдди.

    Началось всё, правда, с небольшого конфуза - ибн Сауда должен был подобрать в Джидде американский эсминец "Мэрфи" и доставить в целости и сохранности к стоявшему в Суэцком канале крейсеру "Квинси". В условленный час правительственная делегация Саудовского Королевства появилась в порту Джидды. Американцы увиденным были ошарашены - ибн Сауд прибыл со свитой в 200 человек, гаремом, верблюдами, скакунами и опахалами - восточный же король, самый настоящий, из тысячи и одной ночи. После разъяснений что такое военный корабль ибн Сауда удалось убедить оставить на берегу женщин и часть свиты и на эсминец поднялась делегация в составе 48-ми человек, среди которых имелись придворные заварщики кофе, повара и шесть телохранителей-нубийцев с заткнутыми за пояс обнажёнными мечами. На борт также затащили нескольких баранов, которых предполагалось съесть по дороге. А дорога предстояла неблизкая - 800 морских миль, саудиты полагали, что ибн Сауд, который до того таких путешествий не предпринимал, оказывает дорожными тяготами особую честь американцам. Между прочим, ибн Сауд наотрез отказался ночевать в каюте и для него на деке был раскинут шатёр, где он и проводил время. Что же до чести, то и американцы подошли к делу со всем возможным уважением - капитан, когда подходило время молитвы, разорачивал эсминец в сторону Мекки и стопорил машину, давая королю возможность совершить намаз.

Утром 14 февраля "Мэрфи" встал борт к борту с "Квинси":

   В 11:30 ибн Сауд поднялся на борт. Ему были оказаны все возможные почести. Рузвельт встречал ибн Сауда, сидя в сконструированном специально для него кресле на колёсиках. Саудовский король был очень большим, пропорционально сложенным человеком почти двухметрового роста. Американская сторона и сам Рузвельт не очень хорошо представляли себе как будут проходить переговоры, опасаясь трудностей межцивилизационного контакта и когда ибн Сауд и Рузвельт оказались лицом к лицу, возникла неловкая пауза, во время которой они внимательно разглядывали друг друга. Первым молчание нарушил ибн Сауд. "Какое замечательное кресло, - сказал он, - похоже, что на нём можно добраться куда угодно." Рузвельт был слишком опытным переговорщиком, чтобы упустить предоставившуюся возможность и он немедленно подхватил предложенный тон. "Да, - сказал он, - это так. И по счастливой случайности я прихватил с собою ещё одно такое же. Хотите, я его вам подарю?" "Конечно!" - воскликнул ибн Сауд и скалящиеся матросики притащили второе кресло, куда он тут же уселся и под общий смех покатался туда сюда по палубе. После этого всё пошло как по маслу. Улыбки не сходили с лиц и возникшая атмосфера позволила как бы шутя говорить об очень серьёзных и очень важных для обоих государств вещах.

   Нужно отметить, что переговоры, продлившиеся четыре часа, проходили фактически с глазу на глаз, один на один:


Третьим нелишним был только исполнявший роль переводчика полковник Эдди, на этих снимках он в пилотке



    Для "сопровождающих короля лиц" устроили экскурсию по крейсеру:



    Им было на что посмотреть:





   
   Ну, а пока их развлекали, Рузвельт и ибн Сауд вершили историю. Вопреки существующему мифу предметом переговоров была вовсе не нефть, о которой они вообще не говорили. Как не говорили и об американских гарантиях Саудовской Аравии, это подразумевалось само собой. Вернее, о гарантиях говорилось, но немножко не в напрашивающемся смысле. Для ибн Сауда главным было чёткое разграничение сторон - если Саудия "уходила" под американцев, то тем самым США обязывались принять на себя обязательства поддерживать дом Саудов в его борьбе с домом Хашимитов, США должны были сделать выбор. И они его сделали. (Сегодняшнее "обострение отношений" между США и Саудовской Аравией в связи с "сирийским вопросом" связано как раз с тем, что у дома Саудов появилась возможность раздробить Сирию и тем самым создать препятствия по построению в более или менее отдалённом будущем ядра Халифата в виде суннитской Великой Сирии Хашимитов, куда бы вошли Иордания, Сирия, несколько анклавов Ливана и суннитская часть Ирака. В том, что касается перекройки Ближнего Востока, стратегические цели США и Саудовской Аравии совпадают, однако остаются текущие разногласия "по мелочам", вроде того где именно пройдут границы, кроме того саудиты не могут быть до конца уверены, что в планы США не входит "уточнение границ" самой Саудовской Аравии.)

    Рузвельт и ибн Сауд расстались, будучи очарованы друг другом. В этом нет ничего удивительного, они хотели быть очарованными, а вы получаете то, что хотите, нужно только очень захотеть. Им удалось даже найти общий язык в том, что касалось Палестины. "Я не понимаю, почему за преступления немцев должны платить арабы" - сказал ибн Сауд. Вопрос был риторическим только отчасти, но повыше было упомянуто о сложившейся во время переговоров благожелательной атмосфере, позволившей Рузвельту сказать, что он "потрясён трагедией европейского еврейства и чувствует теперь свою личную ответственность за его дальнейшую судьбу и что может быть его визави может ему что-нибудь в связи с этим присоветовать?" "Могу, конечно, - с готовностью сказал ибн Сауд, - вам следует отнять лучшие земли у немцев и отдать их евреям." И высокие договаривающиеся стороны, представив себе такую перспективу в очередной раз понимающе и со значением посмеялись. Сошлись же они на том, что в дальнейшем США не будут предпринимать никаких действий, предварительно не проконсультировавшись и не попытавшись найти компромисс между арабским и еврейским населением Палестины.

   Поскольку у ибн Сауда задним числом могли возникнуть не очень хорошие ассоциации с подаренным креслом и его текущим состоянием здоровья, то Рузвельт, считаясь с его чувствами, к креслу подарил ибн Сауду ещё и самолёт, знаменитый Douglas DC-3, который саудовский король чуть ли не первым делом не преминул отправить в Александрию, чтобы поскорее привезти оттуда обретшего свободу передвижения милого друга - Филби-старшего. (В истории с самолётом американцы в очередной раз продемонстрировали умение убивать одним выстрелом сразу несколько зайцев, у Саудии ведь не было собственных пилотов, так что к подаренному самолёту прилагался американский экипаж и наземный персонал и всё это вместе взятое заставляло ибн Сауда быть заинтересованным в американской военно-воздушной базе не только по соображениям государственным, но по мотивам ещё и личным.)

   Куда конь с копытом, туда и те, кто с клешнями. Через три дня после встречи с Рузвельтом состоялась встреча ибн Сауда с Черчиллем. Там всё вышло нехорошо. Саудия уходила и Англия ничего с этим поделать не могла:

   Подкреплять свои претензии государство должно силой, а силы Британской Империи в 1945 были на исходе. "Он был чересчур многословен, - сказал ибн Сауд о Черчилле, - мне всё время приходилось возвращать его к теме переговоров."

   Те несколько часов, которые шли переговоры, претендовавший на вежливость и соблюдение приличий Черчилль непрерывно курил и потягивал коньяк. В общем, предавался пороку, находясь в обществе ваххабита. С точки зрения ибн Сауда разница била в глаза - быший заядлым курильщиком Рузвельт во время переговоров с ибн Саудом несколько раз брал перерыв и, извинившись, уединялся в каюте, торопливо, как мальчишка, там перекуривая. Подобная деликатность не могла ибн Сауду не польстить. Кроме того, ибн Сауд при всех его достоинствах был человеком восточным и он не мог не отметить, что его подарки Черчиллю обошлись саудовской казне в три тысячи фунтов, в то время как британской премьер подарил ибн Сауду шкатулку с благовониями ценой в сто фунтов стерлингов. Узнав о подаренном американцами самолёте, пытавшийся "соответствовать" Черчилль не подарил, а пообещал подарить ибн Сауду автомобиль. Будем справедливы - слово своё он сдержал и спустя какое-то время англичане доставили в Саудию Роллс-Ройс. Они, однако не учли, что соображения престижа требовали от ибн Сауда сидеть не на заднем сидении, а впереди, рядом с водителем. А движение в Англии левостороннее и потому руль у Роллс-Ройса был справа и ибн Сауд должен был сидеть по левую руку от шофёра, что с точки зрения иерархии, как её понимали арабы, было недопустимо.

   И ибн Сауд открыл дверцу британского подарка, заглянул внутрь и тут же отдал автомобиль своему брату. "На всё воля Аллаха великого, всемогущего. Когда у тебя не будет денег на верблюда, можешь кататься на этой шайтан-арбе."

    Была без радости любовь, разлука будет без печали.


                                                                                                                                              Г.А.
AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!