gototopgototop

Mishmar.Info

.

Thursday
Mar 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная События В Мире Антиизраильский агитпроп на киноэкране


Антиизраильский агитпроп на киноэкране

Просмотров: 5541
E-mail Печать
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

    Волшебная сила искусства может заставить людей поверить, что ложь это правда, что добро это зло, и что зло это добро.

   Например, фильм "Paradise Now" ("Рай сейчас"), о котором я писала более пяти лет назад, это блестящий пример пропаганды, целью которой была и остается поддержка ложной палестинской "истории", противопоставляя ее истинной израильской. Это сильный фильм, но он служит не столько истине, сколько пропаганде.

   У режиссера Хани Абу-Ассад все израильтяне - солдаты: злобные, жесткие глаза, шлемы, оружие, они на танках. Они обезличены и демонизированы. Все без исключения.

   С другой стороны, Абу-Ассад изображает даже палестинских террористов-самоубийц душевными и вызывающими сострадание. Это сделано, чтобы западные зрители подумали: "они такие же, как и мы". Только женский персонаж Абу-Ассад является полностью вымышленным, но именно для того, чтобы и она была, "как мы". Она одевается в современном, сексуальном стиле, живет одна (это невозможно), она пацифистка европейского толка.

   Великую Ложь всегда нужно красиво паковать, чтобы она была приятной, правдоподобной. Два симпатичных террориста-самоубийцы в фильме Абу-Ассад говорят откровенную ложь: что Израиль последовательно отклоняет идею создания двух государств, когда, по сути, это делают палестинцы, и что израильские евреи, а вовсе не арабы-мусульмане, провели "этнические чистки".

   Умолчания так же важны, как и то, что сказано. Здесь нет разбросанных кровавых части тела, никто не кричит, нет боли, остающейся на всю жизнь. Фильм полностью опускает тот факт, что арабам-мусульманам, в том числе палестинцам, постоянно внушают, что евреев и израильтян надо ненавидеть, они, как говорят, отравляют воду, убивают мусульманских детей, чтобы использовать их кровь для еврейских ритуалов, изымают у палестинцев органы и т.д.

   В книге Кармен бен Ладен "Внутри королевства: моя жизнь в Саудовской Аравии" она описывает воспитание ее 7-летней дочери в Саудовской Аравии:


   Как-то, когда Вафе было семь или восемь лет, помню, я посмотрелa ее тетрадь и нашла запись, сделанную ее детским почерком по-арабски: "Я ненавижу евреев. Я люблю Палестину". Что же такое случилось с моей дочерью? Если она кого-то возненавидела, мне хотелось бы, чтобы для этого были серьезные причины. Однако про арабо-израильский конфликт она ничего не знала.
   В "Paradise Now" таксист говорит своему пассажиру, что израильтяне загрязняют питьевую воду анти-спермицидами - он не сильно отличается от г-жи Сухи Арафат, которая обвинила израильтян в том, что они вызывают рак и бесплодие у палестинских женщин.

   Этот же палестинский "сюжет" заложен в фильм "Amreeka", премьера которого состоялась на фестивале Sundance Film в 2009 году. Израильтяне все плохие, мы видим их только в качестве солдат и всегда на контрольно-пропускных пунктах, где они унижают, оскорбляют и терроризируют невинных гражданских палестинцев. Опять же, нет никаких исключений. Все израильтяне отвратительны, нет ни в чем не повинных израильских детей, зато все палестинцы, в том числе террористы-самоубийцы и те, кто их готовит, люди душевные, обаятельные и отзывчивые.

   Когда арабка-христианка Муна из Вифлеема, героиня фильма режиссера Чериан Дэбис, бежит в Америку, она и ее сын обнаруживают, что все американцы настроены антиарабски и антимусульмански. В аэропорту в штате Иллинойс их встречают немецкие овчарки и суровые чиновники - в результате она теряют все свои наличные деньги. Конечно, не обошлось здесь без кадров, где Муна с горечью говорит об израильской оккупации и строительстве разделительного забора, и сцены, в которой она, ее сестра, свояк и взрослая племянница ругают американцев за вторжение в Ирак.

   Однако, в отличие от "Paradise Now", в этом фильме есть три исключения - американские положительные герои. Один из них афро-американский подросток, который постоянно курит дурь - он идентифицирует себя с арабами в терминах "расистских американцев", второй, выгнанный из школы придурок, который убежден, что традиционные американцы - реальные моральные "уроды", и третий - взрослый сын польских евреев, он действительно понимают, что такое расизм и приходит на помощь в Муне. Все остальные американцы показаны жестокими, злобными и опасными. После событий 9/11 они перестают брать на работу очень квалифицированных арабов и отказываются от услуг врача, потому что он араб.

    27 марта 2011 года канал CNN показывал так называемую документальную ленту "Not Wanted: The Muslim Next Door", которая повторяет многие из этих стереотипов. Перед камерой мужчины-мусульмане, в том числе имам - все такие спокойные, проникновенные, сострадательные, сочувствующие, невероятно симпатичные. Абсолютно без каких-либо исключений. Никакого сравнения с тем имамом, который бешено орал, срывая голос - таких часто можно увидеть на спутниковых телеканалах. Зато все южане-христиане были представлены не иначе, как неукротимые и грубые фанатики.

   И вот теперь мы получили "Miral" - фильм, который последние три-четыре дня привлекает огромное внимание СМИ Нью-Йорка. Режиссер Джулиан Шнабель в интервью отстаивает свое право впервые рассказать о палестинских проблемах. Он, кажется, не знает, что многие другие до него специализировались на этом направлении работы. Но, люди, которые этого не знают, вполне могут поверить Шнабелю. Они могут также поверить, что те же самые израильтяне, которые так жестоко обращаются с палестинцами, пока не появился Шнабель, были убеждены, что правда именно на их стороне.

                                                                             О чем это кино?

   Фильм "Miral" основан на истории жизни четырех палестинских женщин. Фильм начинается с периода до провозглашения Декларации независимости Израиля в 1948 году и заканчивается непосредственно перед подписанием соглашений в Осло в 1993 году. Одна из этих женщин мать Мирэл, Надя, которую избил и изнасиловал то ли ее дядя, то ли муж или друг - она затем попадает в израильскую тюрьму за нападение на израильтянку. В конце концов Надя покончила жизнь самоубийством, утопилась в море. Отец Мирэл или отчим помещает ее в приют. Эти факты поданы намеренно туманно, и поэтому, вероятно, предполагается, что они совершенно не важны или гораздо менее важны в плане травм, чем "израильская оккупация" или всеобщее унижение на контрольно-пропускных пунктах.

   Вторая женщина Хинд аль-Хусейни (ее история представлена первой). Она основатель приюта Дар Эль-Тифель для палестинских детей-сирот; третья женщина Мирэл, молодая женщина, которая выросла в приюте, период ее взросления приходится на первую палестинскую интифаду (1987-1993); четвертая - Фатима, палестинская террористка, которая осуждена на три пожизненных заключения. Фатима взорвала кинотеатр где-то в Израиле, в тюрьме она подружилась с Надей. Фатима представлена как обаятельная личность, когда-то она работала медсестрой в госпитале для арабских солдат, раненых во время войны 1967 года, когда четыре арабские страны напали на Израиль.

   Истории четырех женщин даются лишь в общих чертах и неуклюже связаны между собой; фильм на самом деле не о чем ином, кроме как о зле и бесчеловечности "израильской военной оккупации", с которой сталкивается каждая из этих женщин. Фатима говорит: "оккупации это чудовище, которое съедает нашу душу".

   Напомним, Надя, мать Мирэл, алкоголичка и жертва сексуального насилия, она кончает жизнь самоубийством, утопившись в Средиземном море. Приемный отец выбросил Мирэл к Хинд, в приют. Но авторы не считают все эти обстоятельства причиной злоключиний и гнева Мирэл. Вместо этого фильм изображает зло оккупации как причину всех ее страданий. На самом деле фильм даже не показывает, что Мирэл страдала (пока ее не вовлекли в терроризм - в какой-то момент ее жестоко избили в израильском изоляторе). У нее был любящий отец, романтический и сексуальный друг, были прекрасные условия для образования и свободная жизнь в красивой палестинской деревне. Ненависть Мирэл к израильтянам и евреям кажется совершенно надуманной.

   Сцены, которые отображают израильскую жизнь (например, классические кадры о провозглашении Декларации независимости Израиля и последующих торжествах) даны черно-белыми. Все сцены, изображающие палестинскую жизнь любой эпохи отличаются ярким и сочным цветом. Как израильские солдаты, так и гражданские израильтяне изображены отвратительными, например, пьяный израильский шут, который пристает к матери Мирэл в баре, или израильтянка, которая обзывает ее "арабской шлюхой". Все палестинские персонажи изображены обаятельными и физически красивыми.

   Кроме того, фильм полон исторических искажений. Например, в сцене, которая происходит в 1947 году, Хинд использует слово "палестинцы" исключительно для арабов, живущих в Палестине, однако в то время и евреев, живущих под британским мандатом, называли палестинскими евреями. А в сценах о Шестидневной войне про араба говорят, что он пришел из Иордании на Западный берег, чтобы воевать против Израиля. Это исторический абсурд, потому что до 1967 года Западный берег был оккупирован Иорданией.

   В конце фильма Мирэл спрашивает: "Почему Израиль и Палестина не могут быть такими как Нью-Йорк?" И в этом суть. Главные герои вовсе не арабские палестинцы. Это смуглые люди, которые думают и говорят как американцы и только изображают палестинцев. Невозможно что-то узнать о палестинской культуре, когда смотришь этот фильм, потому что суть фильма в том, чтобы зрители подумали, что палестинцы "такие же, как и мы", а вот израильтяне - они другие.

   Как ни странно, рецензии на "Miral" почти все были отрицательными. Может быть, все это происки "коварных сионистов" - шучу. Опасаясь, что плохие рецензии могут затруднить продвижение фильма, и учитывая огромный пропагандистский потенциал фильма как на Западе, так и в исламском мире, пиарщики Шнабеля работали сверхурочно, по крайней мере в Нью-Йорке.

   Так, 23 марта 2011 года, за два дня до демонстрации фильма на первой странице раздела "Искусство" газеты "New York Times" появилось интервью с режиссером, его подругой-соавтором Рулой Джебрэль и исполнительницой главной роли Фрейдой Пинто, известной по фильму "Миллионер из трущоб". 1931 слов текста и три фотографии.

   24 марта 2011 года еще одно интервью Шнабеля, на этот раз на первой странице раздела "Стиль" "New York Times". 1296 слов текста с тремя другими фотографиями, на одной из них режиссер стоит рядом с Ванессой Редгрейв, великой актрисой и известной пропалестинской активисткой, сыгравшей эпизодическую роль в фильме.

   25 марта 2011 года Шнабель или режиссер Джон Килик, или дистрибьютор Харви Вайнштейн заплатили за всю страницу кинообъявлений "New York Times", вся страница занята рецензией фильма - единственной положительной рецензией, которую мне удалось найти (по крайней мере, пока).

   Рецензия написана Даниэлем Беррином для еврейского журнала в Лос-Анджелесе, в ней 1024 слова. Беррин, возможно, пытался обеспечить успешную продажу, заявив, что фильм уже заработал "гнев" и "осуждения" организованной еврейской общины, которая будет только тормозить или задерживать "мирный процесс", или в более благоприятных условиях Голливуда инициировать споры, обсуждения и продажу билетов.

   Также 25 марта 2011 года, в том же разделе искусства "New York Times" помещен обзор фильма. A.O. Скотту фильм не очень нравится, но ему понадобилось 919 слов, чтобы это сказать. И да, еще одна фотография сопровождает данный обзор.

   Таким образом, в течение трех дней в одной крупной нью-йоркской газете этому фильму и его режиссеру было посвящено 5170 слов и восемь фотографий на видном месте. Кроме того, примерно в тот же период времени отзывы, в основном отрицательные, и интервью с режиссером, в основном благожелательные, появилось в "Wall Street Journal", "New York Jewish Week", "New York Post" и "Jewish Daily Forward". В общей сложности 3105 слов.

   Таким образом, "Miral", плохо сделанному фильму, наполненному сплошной ложью, только в нью-Йоркской прессе было уделено по меньшей мере 8274 слова. Но, кроме того, рецензии на фильм и интервью с его режиссером появились в СМИ по всей стране и в Интернете. По состоянию на 28 марта 2011 поиск в Гугле на слова “Miral and Schnabel” давал 615 тысяч записей, в числе которых видео, рекламные материалы, расписание сеансов, обзоры и интервью.

   Несмотря на сильные возражения со стороны заместителя посла Израиля, 14 марта фильм был официально показан в ООН. Запланированный показ фильма и последующая встреча со Шнабелем, назначенная на 31 марта, были отменены только в одном месте - в 92nd Street Y (Еврейский культурный центр в Нью-Йорке - перев.).

   Другими словами, фильм, который далеко не художественный шедевр, фильм, насквозь лживый, может, учитывая мощную рекламу в манхэттенском стиле и политически корректное содержание, получить долгую и счастливую жизнь в университетских кампусах, на межконфессиональных, международных и правозащитных конференциях и на кинофестивалях. "Miral" будет жить и отравлять умы еще одного ничего не подозревающего поколения.

  Автор благодарит Натана Блума за помощь в подготовке статьи.


Перевод: Леонид Таубес

AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Похожие статьи:
Предыдущие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Баннер

Наша рассылка

Введите Ваш e-mail:

Создано в FeedBurner

Следи за обновлениями

Отдых и туризм в Израиле. Туры в Италию, Иорданию, Египет. Экскурсии Игоря Торика.
  Add Site to Favorites
  Make Homepage

Перевод

Рейтинг@Mail.ru

Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Seo анализ сайта

 

Free counters!